Как песня «Миллион роз» стала корейской

Знаменитая эстрадная певица Алла Пугачёва в эти дни вновь оказалась в центре всеобщего внимания: она опубликовала у себя в инстаграме пост, осуждающий российское вторжение в Украину, а также признание «иностранным агентом» её мужа Максима Галкина, который тоже высказывался против войны. История эта докатилась и до Кореи. В русскоязычном интернете теперь идут споры, насколько политическое заявление такой суперзвезды, как Пугачева, может повлиять на восприятие россиянами происходящего. Что касается меня, то, пока суд да дело, я воспользуюсь случившимся в качестве повода напомнить о большом вкладе Аллы Борисовны в южнокорейскую культуру. Этим вкладом стала популярная песня «Миллион роз».

Сейчас, когда доступ к любой информации можно получить, ткнув несколько раз в экран своего смартфона, только самые ленивые не знают, что в оригинале песня «Миллион роз» была не русской, а латышской и никаких роз в ней поначалу не было. Называлась она «Дала Марыня девочке жизнь», а пелось в ней о любви к матери, об отношениях между дочкой и матерью (см. текст с переводом). Автором слов был поэт Леон Бриедис, а музыку написал ещё один знаменитый латыш Раймонд Паулс. Первой — в 1981 году — песню исполнила Айя Кукуле

Айя Кукуле, «Дала Марыня девочке жизнь»

И всё же, отдавая должное латышским корням рассматриваемой композиции, нельзя не признать, что за превращение её в хит международного масштаба ответственна именно Алла Пугачёва. Для неё поэт Андрей Вознесенский сочинил совершенно новый, душещипательный русский текст, вообще никак не связанный с латышским оригиналом. Сюжет всем хорошо известен — это романтическая легенда о бедном грузинском художнике-самородке Нико Пиросмани (1862–1918), который однажды якобы по уши влюбился в заезжую французскую актрису. Желая привлечь её внимание, он в порыве безумной страсти дважды продал своё жильё — сначала дом, а потом ещё и кров, помните? — и на вырученные таким откровенно мошенническим способом средства приобрёл красавице-француженке в подарок миллион алых роз. Актриса, конечно, была приятно удивлена, но всё же горячие чувства живописца и дорогой подарок не сумели растопить её сердце, и вскоре она покинула солнечную Грузию навсегда — уехала, говорят, с богатым ухажёром, оставив после себя на память только красивую легенду о безответной любви. 

Песня Аллы Пугачёвой «Миллион роз» была выпущена на пластинке советской фирмы «Мелодия» в 1982 году и успешно растопила сердца многих миллионов слушателей, причем не только в СССР. Для нашего повествования очень важно отметить, что «Миллион роз» в исполнении самой Аллы Борисовны очень скоро добрался и до Японских островов, где вышел на виниловой пластинке в 1983 году. Полюбуйтесь, как красиво выглядит название этой песни по-японски: 百万本のバラ (Хякуманбон но бара). 

«Миллион роз» настолько «зашёл» японцам, что в течение последующих лет буквально десятки японских артистов записали собственные версии этого советского хита. По своему содержанию эти версии чаще всего были вольными пересказами легенды о бедном влюблённом художнике. Наибольшую популярность в Японии обрел вариант «Миллиона роз», записанный в 1987 году прославленной певицей Токико Като (加藤登紀子). 

Токико Като, «Миллиона роз»

Интересно, что Токико Като сама выступила в роли переводчицы, причем перевела слова, во-первых, близко к исходному русскому тексту, а во-вторых, видимо, очень красиво, раз именно её версию японцы больше всего полюбили. Выглядит перевод Токико Като следующим образом (тем, кто не читает по-японски, предлагается просто подивиться). 

小さな家とキャンバス 他には何もない
貧しい絵かきが女優に恋をした
大好きなあの人に バラの花をあげたい
ある日街中の バラを買いました

百万本のバラの花を
あなたに あなたに あなたにあげる
窓から 窓から 見える広場を
真っ赤なバラで うめつくして

ある朝彼女は 真っ赤なバラの海をみて
どこかのお金持ちが
ふざけたのだとおもった
小さな家とキャンバス
すべてを売ってバラの花
買った貧しい絵かきは
窓のしたで彼女を見てた

百万本のバラの花を
あなたは あなたは あなたは見てる
窓から窓から見える広場は
真っ赤な真っ赤な バラの海

出会いはそれで終わり 女優は別の街へ
真っ赤なバラの海は はなやかな彼女の人生
貧しい絵かきは 孤独な日々を送った
けれどバラの想い出は 心にきえなかった

百万本のバラの花を
あなたに あなたに あなたにあげる
窓から 窓から 見える広場を
真っ赤なバラで うめつくして

Когда речь идёт о разных модных тенденциях в мире музыки, кино, телесериалов и прочих важнейших для нас искусств — особенно тех, что приносят продюсерам баснословные барыши, наблюдается интересная закономерность: всё, что становится хитом в Японии, через некоторое время в обязательном порядке попадает в Корею. Те, кто следит за корейско-японскими отношениями, знают об удивительном феномене: с одной стороны, по политическим причинам японцев и всё японское корейцам следует ненавидеть или хотя бы изображать ненависть, а с другой стороны, все новинки японской культуры — будь то высокой или массовой — полагается тщательно копировать и пересаживать на корейскую почву. Причём в прежние времена это делалось чуть ли не контрабандным путём, втихаря, потому что массовая японская культура находилась в Южной Корее под официальным запретом. То есть, например, показывать по корейскому телевидению японских поп-музыкантов или телесериалы было просто нельзя. В наши дни копирование японских трендов уже, кажется, меньше практикуется, хотя бы потому, что в некоторых культурных сферах корейцам удалось не только догнать, но и перегнать японцев, однако в конце XX века метод цап-царап (простите) в Корее ещё процветал. 

Впрочем, не поймите меня неправильно, в данном случае я всё это пишу не для того, чтобы кого-то в чём-то обвинить, а ради одной единственной конкретной мысли: поскольку песня «Миллион роз» стала хитом в Японии, южнокорейские продюсеры и менеджеры от поп-музыки просто не могли не обратить на неё внимания. Так оно и вышло. Менеджер по имени Ким Хогён (김호경) показал несколько вариантов «Миллиона роз» своей подопечной — и одновременно супруге — певице Сим Субон (심수봉), на тот момент уже яркой звезде корейской эстрады. Я намеренно использую здесь советское словечко «эстрада» вместо, например, «поп-музыки», потому что выступления корейских музыкантов в 1970–1980-е годы, их манера держаться на сцене, поведение публики, да и сами песни мало отличались от советских аналогов. В этом смысле Сим Субон, родись она, не дай бог, в СССР, могла бы занять достойное место в ряду таких великолепных (без иронии) исполнительниц, как лауреат международных конкурсов, заслуженная артистка РСФСР Людмила Пахоменко, заслуженная артистка Украины Людмила Сенчина или лауреат премии Ленинского комсомола Валентина Толкунова.  

Сим Субон

Сим Субон родилась, слава богу, не в СССР, а в корейской провинции Чхунчхон-Намдо в 1955 году в музыкальной семье. В её родне было сразу несколько известных артистов. Правда, в отличие от Сим Субон, которая с младых ногтей исполняла поп, рок и джаз, они полностью посвятили себя корейской традиционной музыке. Было и одно единственное исключение. Сим Мэхян (심매향, 1907–1927), тётя Сим Субон, обычно исполнявшая пхансори, предположительно в 1926 году (точная дата неизвестна) выпустила альбом, в котором одна из песен была не в привычном корейском стиле, а в «новомодном» (신유행가), то есть в западном, современном. Предполагают, что это была первая в истории песня западного стиля, написанная корейцами. Называлась она «Алая роза» (붉은 장미화). Вам это название ничего не напоминает? 

Сим Мэхян, «Алая роза»

Осмелюсь предположить, что, наряду с советами мужа-менеджера, который — напомню — познакомил Сим Субон с разными версиями «Миллиона роз», память о тётушкиной «Алой розе» тоже сыграла определённую роль в том, что Сим решилась сделать корейскую версию советско-японского хита.

Сим Субон, «Миллион роз», студийный вариант 2005 года

В первый раз Сим Субон записала «Миллион роз» (백만송이 장미) в 1997 году, но, кажется, этот момент остался незамеченным публикой, поскольку композиция появилась не в стандартном альбоме, а в каком-то проходном сборнике хитов, о котором сейчас трудно найти подробную информацию. В 2003 году Сим включила “Миллион роз” в еще один сборник хитов (비나리), а в 2005 году — в свой 10-й альбом (). Как вы можете догадаться, это было связано с резким ростом популярности композиции в народе. 

Сим Субон, «Миллион роз», концертное выступление

Обязательно следует сказать, что Сим Субон, в отличие от Токико Като, ничего не оставила в своей версии «Миллиона роз» от текста Андрея Вознесенского. Изучив дословный перевод, певица решила, что история про грузинского художника вряд ли тронет сердца корейцев. И тогда Сим написала собственный текст, которым, кстати, очень гордится, считая своей редкой удачей.

먼 옛날 어느 별에서 내가 세상에 나올때
사랑을 주고 오라는 작은 음성 하나 들었지
사랑을 할 때만 피는 꽃 백만송이 피워 오라는
진실한 사랑 할 때만 피어나는 사랑의 장미

미워하는 미워하는 미워하는 마음없이
아낌없이 아낌없이 사랑을 주기만 할 때
수백만송이 백만송이 백만송이 꽃은 피고
그립고 아름다운 내 별나라로 갈 수 있다네

진실한 사랑은 뭔가 괴로운 눈물 흘렸네
헤어져간 사람 많았던 너무나 슬픈 세상이었기에
수 많은 세월 흐른 뒤 자기의 생명까지 모두 다 준
비처럼 홀연히 나타난 그런 사랑 나를 안았네

미워하는 미워하는 미워하는 마음없이
아낌없이 아낌없이 사랑을 주기만 할 때
수백만송이 백만송이 백만송이 꽃은 피고
그립고 아름다운 내 별나라로 갈 수 있다네

이젠 모두가 떠날지라도 그러나 사랑은 계속 될거야
저 별에서 나를 찾아온 그토록 기다린 이 인데
그대와 나 함께라면 더욱 더 많은 꽃을 피우고
하나가 된 우리는 영원한 저 별로 돌아가리라

미워하는 미워하는 미워하는 마음없이
아낌없이 아낌없이 사랑을 주기만 할 때
수백만송이 백만송이 백만송이 꽃은 피고
그립고 아름다운 내 별나라로 갈 수 있다네

В интернете есть несколько вариантов перевода этого текста на английский и русский языки. На первый взгляд эти переводы неплохие. И на второй тоже. Люди старались (без иронии). Да и что там переводить-то? Я со своим корейским языком уровня 중급 и то осилю (наверно).  Вот вам мой перевод первого куплета:  

Когда я прилетела в этот мир с далекой-далекой звезды
Кто-то тихо прошептал мне: «Дари любовь!»
Только когда мы любим, расцветает миллион цветов.
Только когда мы любим по-настоящему, расцветают розы любви. 

Наверняка вы можете предложить перевод получше, но в целом, согласитесь, это примерно оно. Смысл передан, правда ведь? Передан же, да? 

Угу. Щас. 

Давайте еще раз перечитаем. Вас ничего в этом куплете не смущает? Вам точно всё понятно? Может, даже понятно, что это за далёкая звезда такая, с которой прилетела Сим Субон? Городок Сосан, где певица родилась, конечно, прекрасен (наверно), но на небесную звезду никак не тянет. Кроме того, в отличие, скажем, от Жанны Агузаровой, Сим Субон никогда не изображала из себя нездешней марсианки. Она — напомню — работает в жанре Валентины Толкуновой.    

Ну, так и вот. Мало кто об этом из переводчиков знает, но на самом деле в своей песне «Миллион роз» правоверная христианка Сим Субон говорит об Иисусе Христе. Да-да. Повествование ведётся от его имени. Это не г-жа Сим, а Иисус прилетел с далекой звезды, это он получил наказ дарить любовь, и так далее. Если вы это учтёте, в тексте немедленно появятся разум и логика, метафоры станут понятны, а Сим Субон натурально окажется простой смертной из Чхунчхон-Намдо, а не инопланетянкой — землячкой Ким Сухёна, который со звезды. 

Наверное, этот пример можно было бы приводить студентам в процессе обучения переводу, чтобы показать, какие могут быть подводные камни, если заранее не изучить контекста. 

И чтобы уже два раза не вставать, сообщу ещё об одной переводческой ошибке — настолько чудовищной, что даже смешно. Когда-то, в незапамятные времена, кто-то из южнокорейцев сделал перевод песни Аллы Пугачёвой про бедного художника с русского на корейский. И с тех пор этот перевод всеми в интернете бездумно копируется (пример навскидку). Автор перевода не знал редкого слова «кров» и решил, что оно означает «кровь». Поэтому фразу «продал картины и кров» он перевёл как «продал свои картины и кровь» (자신의 그림과 피를 팔았지). Ну, что тут сказать? Хорошо, что хоть не почку… Может быть, именно из-за такой вот торговли человеческими органами Сим Субон решила, что песня в исходном пугачёвском варианте корейцам не понравится, и написала собственный текст? В любом случае она не прогадала. Но вот «кровь» эту несчастную теперь в корейском интернете вовек не отмыть, она разошлась повсюду бесчисленным количеством копий.  

И в завершение надо отметить, что в Корее произошла та же история, что и несколькими годами ранее в Японии: местные музыканты тоже принялись наперегонки выпускать каверы «Миллиона роз» в версии Сим Субон. А некоторые предложили свои варианты текста или даже музыки. 

Тем, кому сейчас хочется вдоволь наплакаться (ну, мало ли), предлагаю запастись салфетками и послушать «Миллион роз» в исполнении ныне, увы, покойного Ким Джонхёна (김종현) из группы SHINee. Помним, что это песня об Боге, а не о художнике.

А вот удачное живое исполнение корейского «Миллиона роз»:  Сим Субон здесь поёт вместе с известным инди-рокером Чан Гиха (장기하).

И напоследок ансамбль Infinity of Sound, участницы которого играют на старинных корейских музыкальных инструментах и поют. Они сделали свой собственный перевод русского текста песни Пугачёвой, сохранив сюжет о влюбленном художнике. И клип сняли в Москве. 

Такие дела. 

Кстати, вы можете следить за важнейшими корейскими новостями, подписавшись на мой канал в ТелеграмеФейсбуке или Твиттере.

Добавить комментарий