«Происшествие» в Итхэвоне: кто виноват?

Вокруг трагедии, случившейся в ночь на 30 октября в сеульском районе Итхэвон, сейчас, конечно, разворачивается много споров и разговоров. Дискуссия, например, идёт на тему, как произошедшее называть. До сих пор в прессе чаще всего мелькало слово 참사, означающее «катастрофу» или «трагедию», а скончавшихся в результате давки называли 희생자, то есть «жертвами». Теперь же правительство официально просит характеризовать случившееся как «происшествие» или «несчастный случай» (사고), а жертв называть «погибшими» (사망자). Я сам на всякий пожарный случай прислушаюсь к просьбе правительства, хотя общественность подозревает неладное и гадает, нет ли тут чьих-либо козней. Но давайте не будем сейчас об этом, а перейдем сразу к главному. 

ОБЪЯСНЕНИЕ, НО НЕ ОПРАВДАНИЕ

Главной, фундаментальной причиной трагического «происшествия», по-видимому, стало то, что Хэллоуин, который в ту роковую ночь отмечали собравшиеся в Итхэвоне, не является официальным праздником в Корее, как, впрочем и во всех других странах мира. При этом корейцам, однако, Хэллоуин с недавних пор, то есть где-то с 2010-х годов, полюбился, и они вместе с живущими здесь иностранцами радостно отмечают его в клубах и питейных заведениях, часто наряжаясь в разные креативные костюмы. Итхэвон — самое популярное место для празднования Хэллоуина в Сеуле. Так сложилось исторически, ведь здесь, рядом с военной базой США, всегда было много иностранцев, особенно американцев, и они, само собой, регулярно устраивали весёлые «народные гуляния» в канун Дня всех святых. В последние годы к иностранцам всё активнее присоединялась и корейская молодёжь, так что толпы в Итхэвоне собирались огромные, пусть в предыдущие пару лет ковид и подсократил их численность довольно радикально. Важно подчеркнуть: Хэллоуин в Сеуле никогда никем не организовывался, это не мероприятие, которое кем-то проводится, у него нет ни чётко обозначенной территории, ни времени начала и завершения, ни каких-либо ответственных лиц. Просто у людей появляется желание повеселиться, погулять, выпить, вот они и идут по барам и клубам, как в обычный выходной день, но только гораздо более дружно и массово. 

До сих пор такого рода стихийные празднества не считались в Корее поводом для реагирования со стороны полиции и властей. Точнее, определённые меры принимались, но они не были направлены на то, чтобы регулировать движение толп людей. Наверное, потому, что особых толп в прежние времена и не было. В этот раз, например, накануне Хэллоуина как в полиции, так и в муниципалитете округа Йонсан-гу, где находится Итхэвон, совещания по поводу предстоящего народного праздника натуральным образом состоялись. Полицейских в Итхэвон было решено отправить 200, а задачей им было поставлено пресекать пьяные драки, торговлю наркотиками, воровство и тому подобные явления. Что касается окружного муниципалитета, то там на совещании больше всего, кажется, беспокоились по поводу ковида, который всё никак не отпускает Корею: десятки тысяч новых случаев выявляются ежедневно. Кстати, те, кто говорит, что вот, мол, в прошлый Хэллоуин в Итхэвоне было много полицейских, которые там всё регулировали, а в этот раз они куда-то подевались, и почему это так, и нет ли тут происков злых сил, забывают, что тогда ещё вовсю действовали карантинные меры по случаю пандемии, и усиленные наряды полиции были призваны обеспечить «социальное дистанцирование», а вовсе не предотвращение давки. 

Вот если бы Хэллоуин был официальным праздником или фестивалем с конкретными организаторами, тогда было бы совсем другое дело. Мне как участнику митингов в поддержку Украины в Сеуле хорошо известно, как оно бывает, когда мероприятие официальное. Если в нём участвуют больше одного человека, то полиция там будет обязательно — и в количестве более чем достаточном. Например, на нашем первом антивоенном митинге 27 февраля, когда карантинные ограничения для собраний на открытом воздухе ещё действовали, а участников, журналистов и зевак собралось около 200 вместо заявленных 30, полицейских набежало довольно много, и они усердно там суетились, мешая помогая проводить акцию и соблюдать противоэпидемические правила. Позднее, когда участников стало поменьше, на митингах обычно присутствовали и следили за порядком всего по два-три полицейских в штатском, но они таки неизменно присутствовали: один, как правило, из столичного управления полиции и двое — из местного, окружного. Каждый наш митинг согласуется в полицейском управлении соответствующего округа (구). Там надо обговорить место, день, время, количество участников, будет ли использоваться мегафон и т. п. Назначается и ответственное лицо из числа участников. Понятно, что то же самое происходит и с мероприятиями любого другого масштаба. Благодаря такому согласованию стражи порядка заранее могут всё просчитать и спланировать, в том числе и подумать, как предотвратить давку, если угроза её возникновения имеется. Поэтому хотя в Корее постоянно проходит множество массовых мероприятий, включая те же политические  демонстрации с участием десятков тысяч человек, трагедий, подобных итхэвонской, на них не случается.

Сказанное выше приводит нас к вполне логичному и, главное, полностью соответствующему действительности объяснению того, почему власти и полиция оказались не готовы к «происшествию» в Итхэвоне: праздник был неофициальным, стихийным, и раньше в таких случаях никто обычно не занимался регулированием движения масс людей и предотвращением давки — вероятно, за ненадобностью.

Хочется особо подчеркнуть: это было объяснение, но не оправдание

К чести того же премьер-министра Хан Доксу, он, выступая на пресс-конференции 1 ноября, хоть и посетовал на отсутствие у Хэллоуина организаторов, но с готовностью признал, что это никого не оправдывает. То, что власти ни на государственном, ни на местном уровне до сих пор не знают, какие меры безопасности необходимо принимать в случае стихийного скопления народа, это их вина, и с этим надо что-то делать, если мы хотим избежать новых трагедий в будущем. Схема обеспечения безопасности неорганизованных, неофициальных праздников должна быть разработана.

Между прочим, президент Юн Соннёль уже успел, как с ним нередко случается, вызывать лёгкое удивление общественности, предложив использовать для наблюдения за толпами людей дроны. Идея эта, конечно, звучит модно и высокотехнологично, но глава государства, вероятно, запамятовал, что его новый рабочий кабинет с недавних пор находится рядом с Итхэвоном, из-за чего полёты дронов в радиусе нескольких километров от президентского офиса, то есть практически во всём центральном Сеуле, включая и Итхэвон, теперь запрещены по соображениям безопасности. 

Ну, будем надеяться, что, помимо дронов, найдутся и другие эффективные средства следить за толпой. Как насчёт камер наружного наблюдения, например? Или, может, чем чёрт не шутит, использовать глаза? С помощью глаз те же полицейские могли бы обнаружить, что некое скопление людей приобретает угрожающие масштабы, и принять предупредительные меры.

КСТАТИ О ПОЛИЦЕЙСКИХ

Чем занималась полиция и профессиональные спасатели, пока люди гибли в давке, — это сейчас центральный вопрос. 

2 ноября специальная следственная группа провела обыски в центральном полицейском управлении Сеула, а также в отделении полиции округа Йонсан-гу, окружном муниципалитете, столичной и окружной пожарно-спасательных службах. Расследовать там есть что. Например, выяснилось, что глава столичного управления полиции Ким Гванхо (김광호 서울경찰청장) узнал о событиях в Итхэвоне в 11:36 вечера, то есть через 1 час и 21 минуту после начала смертельной давки — официально считается, что она возникла в 22:15. Начальнику Национального управления полиции, то есть главному полицейскому страны, Юн Хигыну (윤희근 경찰청장, на фото ниже) обо всём доложили аж в 12:14 ночи, то есть через 1 час и 59 минут после начала трагических событий. Президент Юн Соннёль и то узнал о происходящем раньше — в 23:01, хотя и это было поздно, к тому времени множество людей уже погибло.

Юн Хигын, главный полицейский страны. Просит прощения.

Выяснилось также, что люди начали звонить в полицию за несколько часов до трагедии и предупреждать, что в Итхэвоне в окрестностях гостиницы «Хэмилтон» складывается опаснейшая ситуация, что могут быть жертвы, но, как теперь выясняется, полиция в связи с этим никаких мер не приняла. Точнее, несколько раз полицейских на место событий для проформы отправляли, но они ничего делать не стали. Большинство же панических звонков граждан были попросту проигнорированы. Знаем мы об этом потому, что текстовые распечатки 11 звонков по телефону полиции 112 уже преданы гласности (кор., англ.). 

Первый тревожный звонок из Итхэвона поступил в 18:34, то есть почти за 4 часа до того, как люди начали гибнуть. Звонивший (использую мужской род только потому, что информации о поле человека нет) сообщал, что в переулке, где находится магазин шаговой доступности Emart24 (это соседний переулок с тем, в котором произошла трагедия, и следующий, если идти в направлении военной базы), сложилась опасная ситуация: люди заходят туда с обоих направлений и, кажется, могут задавить друг друга насмерть. Звонивший говорит, что еле выбрался оттуда, и просит полицию как-то разрулить толпу, сообщает, что там дети. 

Кстати,  для тех, кто не в курсе, итхэвонский полицейский участок и пожарно-спасательная станция находятся прямо рядом с «Хэмилтоном», то есть практически на месте событий. Соответственно, если бы полицейские или спасатели просто открыли двери и вышли на улицу, например, покурить, они немедленно увидели бы безумные толпы людей, о которых идёт речь. Ну, и они, разумеется, временами выходили и всё видели, но по какой-то загадочной причине, выяснять которую теперь будут следователи, ничего предпринимать не стали.

Следующий опубликованный звонок был в 20:09, причем звонивший, по его словам, стоял прямо через дорогу от 3-го выхода из метро, и таким образом — от полицейского участка, который как раз у этого выхода находится. «Так много людей, всё забито, люди толкаются, падают, получают травмы, нужно чтобы кто-нибудь регулировал, сделайте что-нибудь», — призывал звонивший. Ему сказали, что посмотрят.

Звонок в 20:33 из окрестностей бара «Вайкики» (와이키키), то есть уже практически с места трагедии, которая развернётся через полтора часа: «Так много людей, всё забито, прямо сейчас люди падают на улице, кажется, что-то плохое может произойти, очень опасно», — предупреждает звонивший. Он также говорит, что снял происходящее на видео. Его просят отправить видео через службу текстовых сообщений на телефон 112.

Напоминаю, что этот звонок, как и все остальные, был напрасным, полиция не стала ничего делать. 

Звонок в 20:53. Звонивший находился у верхнего входа в переулок, где позднее развернулась трагедия. «Так много людей, кажется, они задавят друг друга насмерть», — говорит он, при этом связь у него то и дело пропадает, что нередко случается в большой толпе народа. «Тут полный бардак, и это не шутка, не пранк, не пранк», — добавляет звонивший. Ему обещают выслать наряд полиции, но… вы знаете. 

Дальше подобные звонки учащаются, во время последнего — в 22:11 — звонивший, находясь в толпе, уже просто кричал от боли… 

НЕ ВСЕ В ПОЛИЦИИ ГАДЫ

Героический полицейский Ким Пэккём (김백겸 경찰관) сделал всё, что мог, чтобы разредить толпу в районе трагедии. Его крики «там люди умирают», «идите сюда», «помогите, пожалуйста» попали на видеозаписи, которые широко разошлись по соцсетям. 

Рассказ о полицейском Ким Пэккёме от информационного агентства Йонхап (язык — корейский)

Ким Пэккёму 31 год, в полиции он работает 7 лет. Что характерно, его вместе с младшим помощником отправили в тот вечер на совсем другое задание, но когда он понял, какой кошмар творится у гостиницы, услышал крики людей, увидел, как их давят насмерть, он стал пытаться перенаправить толпу в противоположную сторону от места давки. Пишут, что люди послушались его и действительно стали отходить. Когда появилось свободное пространство, потерявшим сознание стали делать искусственное дыхание. Ким обратился к прохожим с просьбой помочь с этим, и несколько десятков человек откликнулись на его призыв. К тому времени подоспели уже и другие полицейские, спасатели, пожарные.

Сам Ким Пэккём теперь горько плачет, просит прощения у родственников погибших и винит себя в том, что не смог спасти больше людей: «Если бы я хоть чуточку быстрее сообразил, получше бы что-нибудь придумал, я мог бы больше людей спасти. Если бы за мегафоном сбегал, может, хоть на одного бы больше спас». 

Впрочем, как нетрудно догадаться, мало кто винит Кима в гибели людей, наоборот, он теперь стал героем. А вот что касается остальных полицейских и прочих ответственных лиц… Следствие разбёрется. 

Такие дела.

На заглавном фото: вечер 29 октября в столичном районе Итхэвон. С правого края снимка виднеется синяя вывеска — это полицейский участок. Метрах в 150 влево (на фото не видно) находится пожарно-спасательная станция.

Вы можете следить за важнейшими корейскими новостями, подписавшись на мой канал в ТелеграмеФейсбуке или Твиттере.

Добавить комментарий