Президентские выборы в Южной Корее: политические позиции кандидатов

Сегодня, 9 марта, в Южной Корее завершаются выборы президента. Слово «завершаются» я использую потому, что очень многие избиратели уже на самом деле проголосовали — досрочно, причём явка была очень высокой. 

Судя по прошлому опыту, предварительные итоги выборов будут известны где-то к полуночи, а окончательные — к утру 10 марта.

Хотя официально в выборах участвует целый выводок кандидатов, в реальности борьба идёт между двумя из них. Это представитель правящей Демократической партии Ли Джэмён (이재명, на заглавном фото — справа) и кандидат от оппозиции Юн Согёль (윤석열, на фото — слева). 

Старожилы, возможно, помнят мой январский материал, в котором о названных политиках рассказывалось. С тех пор утекло довольно много воды, и главное изменение состоит в том, что Юн Согёль теперь как минимум не уступает в популярности Ли Джэмёну, или даже слегка его превосходит. Помог ему, в частности, политический союз с ещё одним упомянутым в прошлой заметке деятелем — Ан Чхольсу, который снял свою кандидатуру в пользу Юна. 

Чтобы понять, что нас ждёт в случае победы того или иного кандидата, давайте посмотрим на их предвыборные обещания и прочие программные заявления. В данном случае я не буду ничего придумывать от себя, а просто кратко изложу содержание соответствующей подборки, сделанной информационным агентством Йонхап. Журналисты этого агентства, в отличие от меня, следили за всеми перипетиями президентской гонки внимательно и лучше знают что почём.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ         

Северная Корея и её ядерная программа

Ли Джэмён в случае своего избрания обещает примирение с Пхеньяном, призывая одновременно вести дело к ядерному разоружению Севера и снятию с него экономических санкций. Ли считает возможным поэтапный подход: Пхеньян предпринимает шаги в направлении денуклеаризации, а в ответ мировое сообщество снимает часть санкций. Если же северяне отыгрывают назад, то возвращаются и санкции. Ли также готов к переговорам с северокорейским вождём Ким Ченыном с целью убедить его отказаться от ядерного оружия.

Юн Согёль, со своей стороны, обещает более жёсткий подход к Северу, заявляя о необходимости укреплять военный союз с США для противостояния северокорейской угрозе. Юн тоже выступает за поэтапный подход к ядерному разоружению КНДР, но подчёркивает при этом важность тесного взаимодействия Сеула и Вашингтона. По мнению Юн Согёля, международные санкции против Северной Кореи должны действовать до её полной денуклеаризации. Юн также предлагает создать постоянный трёхсторонний канал для переговоров между Югом, Севером и США на межкорейской границе или в Вашингтоне.          

США и Китай

Оба кандидата подчёркивают важность укрепления союзнических отношений Южной Кореи с США. Тут между Ли и Юном разногласий нет. Зато по поводу КНР они друг с другом спорят. 

Подчёркивая, что США были и остаются единственным настоящим союзником Южной Кореи, Ли, однако, призывает поддерживать добрые отношения с Китаем как с главным торговым партнёром Сеула, несмотря на «всё более самоуверенное поведение» Пекина. С точки зрения кандидата от Демпартии, Южная Корея нуждается в помощи Пекина в решении региональных и глобальных проблем, включая северокорейскую. 

Юн Согёль гораздо более критически настроен в отношении Китая, и по его мнению, именно союз с США должен быть краеугольным камнем политики Сеула, а всё остальное — вторично. В частности, Юн не верит, что Китай поможет Сеулу на северокорейском направлении. По мнению кандидата от оппозиции, приоритетом Пекина является стабильность режима в Пхеньяне, а вовсе не денуклеаризация Севера.   

Ли Джэмён выступает против дополнительного развёртывания в Южной Корее американских противоракетных систем THAAD, а Юн Согёль, наоборот, хочет больше THAADа. 

Считается, что комплексы THAAD были размещены в 2017 году в Южной Корее не столько для защиты от северокорейских ракет, сколько затем, чтобы присматривать за китайскими и российскими ракетными запусками. Поэтому Пекин и Москва очень нервно отреагировали на размещение THAAD в Южной Корее, а китайцы даже ввели против неё нешуточные экономические санкции. Но Сеул не изменил своей позиции.       

Отношения с Японией

Оба кандидата пообещали наладить ориентированные в будущее отношения с Японией на основе совместной декларации 1998 года, принятой президентом Ким Дэджуном и японским премьером Кэйдзо Обути. В этом документе руководители двух стран призвали оставить прошлое позади и выстраивать отношения заново, при этом Обути выразил раскаяние за «чудовищный ущерб и боль», которую японское колониальное правление 1910–1945 годов причинило корейцам.   

ПАНДЕМИЯ КОРОНАВИРУСА

Основные разногласия по коронавирусной проблематике возникли между кандидатами по вопросу, кому государство должно помогать материально. Ли Джэмён считает, что деньги надо раздавать всем, а Юн Согёль хочет оказывать помощь только тем, кто особенно сильно пострадал от карантинных ограничений.  

При этом оба кандидата обещали раздать десятки триллионов вон (десятки миллиардов долларов) в качестве материальной помощи мелким торговцам, которые понесли самые большие убытки от правительственных мер по борьбе с коронавирусом.  

ЭКОНОМИКА

По данным агентства Йонхап, Ли Джэмён — сторонник так называемой расширительной фискальной политики, которая нацелена на рост экономики за счёт увеличения бюджетных расходов при одновременном снижении налогов. Такая политика приводит к дефициту бюджета, который обычно покрывается путём внутренних и внешних заимствований, отчего госдолг растёт.

Юн Согёль же выступает против мер, которые приведут к увеличению государственного долга.  

Ли говорит о необходимости развивать 10 стратегических технологий, включая искусственный интеллект и аэрокосмические разработки, а также планирует осуществлять «крупные президентские проекты». 

Наконец, самое известное обещание Ли Джэмёна — ввести безусловный базовый доход, то есть выдавать определённую сумму денег всем гражданам, независимо от того, работают они или нет. Поначалу Ли хочет платить всем по 1 миллиону вон в год, то есть сумму эквивалентную нескольким десяткам долларов в месяц. Средства на это он рассчитывает собрать путём введения налогов на владение землёй и углеродные выбросы в атмосферу. 

Юн Согёль видит решение социальных проблем в создании новых рабочих мест, но не в крупных государственных проектах, а в частном бизнесе. Он обещает дать больше свободы частным предпринимателям путём устранения бюрократических препон и отмены ненужных ограничений. 

ЦЕНЫ НА ЖИЛЬЁ

Заоблачные цены на жильё — одна из главных проблем в современной Южной Корее, а значит, тема, которую кандидатам на президентский пост никак нельзя было не обойти. 

Как Ли Джэмён, так и Юн Согёль обещали укротить цены за счёт строительства нового жилья. Оба предполагают за 5 лет своего правления ввести в эксплуатацию 2,5 миллиона квартир. 

Ли также выступает за ужесточение правовых норм с целью предотвратить крайне популярную в Корее спекуляцию жильём (спекулянты скупают новые квартиры оптом, чтобы потом перепродавать с наценкой). Юн же критикует подобные меры как игнорирующие рыночные принципы и считает, что разного рода ограничения, наоборот, надо снимать.

* * * 

Вот, практически и всё, что агентство Йонхап сочло нужным сообщить своим читателям о кандидатах в президенты. Как видим, здесь вообще не упомянут целый ряд вопросов, которые волнуют человечество в целом и вас в частности.

А КАК ЖЕ РОССИЯ?

Кто-то может поинтересоваться, почему выше обсуждаются такие страны, как США, Китай, Япония, Северная Корея, но ни слова не сказано о соседней России. Ответ дать очень легко: РФ занимает очень мало места в сознании южнокорейцев и в местных политических раскладах, поэтому о ней обычно даже и не вспоминают. С моей личной точки зрения, это неправильно — потому, например, что южнокорейцы таким образом могут прозевать опасность, исходящую от полубезумного путинского режима и для них тоже. Но это с моей точки зрения, а с корейской, повторюсь, Россия обычно скрывается где-то за горизонтом событий, так что её практически не видно.

Впрочем, нельзя не отметить, что тема нападения России на Украину в предвыборных дебатах всё-таки фигурировала. Оба кандидата, естественно (для всех естественно, кроме зрителей Первого канала), решительно осудили действия Москвы и высказали полную поддержку украинскому народу. То есть тут у Ли и Юна принципиальных разногласий не было. 

Вместе с тем, можно с большой уверенностью предположить, что Ли Джэмён, если его изберут, будет, скажем так, чуть более настойчиво стараться минимизировать нынешний конфликт с Москвой, во-первых, в силу своего лёгкого (легчайшего) антиамериканизма, которым страдают все люди, склоняющиеся влево, а во-вторых, потому ещё, что он, как и остальные члены его партии, наверняка заражён глупой идеей, будто РФ как-то поможет Сеулу в его противостоянии с Пхеньяном. 

Юн Согёль, в свою очередь, больше будет ориентироваться на позицию США и, соответственно, окажется чуть менее склонен наводить пресловутые «мосты дружбы» с Москвой. 

Впрочем, время покажет.

Кстати, вы можете следить за важнейшими корейскими новостями, подписавшись на мой канал в ТелеграмеФейсбукеТвиттере или на Яндекс.Дзене.

Добавить комментарий