Южнокорейцы выступают за сохранение военного союза с США

В октябре–ноябре прошедшего года Корейский институт национального объединения (통일연구원) — государственный экспертный центр, специалисты которого неустанно размышляют над тем, как воссоединить Юг и Север Кореи — провёл очередной опрос общественного мнения. Институт организует подобные опросы регулярно, с 2014 года, причём в последнее время — дважды в год. В этот раз у тысячи с небольшим случайно отобранных взрослых южнокорейцев поинтересовались, как они относятся к свежим политическим инициативам Сеула по урегулированию отношений с Пхеньяном, что думают о странах-соседях, к которым в Корее традиционно относят Китай, Японию, Россию и США, и как, по мнению респондентов, лучше защищаться от внешних угроз: например, стоит ли создавать собственное ядерное оружие или проще заново завезти сюда американское. По многим вопросам мнения граждан разделились, и только в одном они были почти единодушны: ради безопасности страны военный союз Южной Кореи и США должен быть сохранён. Впрочем, давайте обо всём по порядку. Точнее, не обо всём, а о самых интересных моментах. С полным изложением результатов опроса вы можете ознакомиться сами на сайте Корейского института национального объединения (ссылка). 

ДЕКЛАРАЦИЯ ОБ ОКОНЧАНИИ ВОЙНЫ  

В последние годы южнокорейское руководство носится с идеей принятия некоего официального документа, который бы объявил об окончании Корейской войны. Почему-то считается, что эта война до сих пор продолжается и что для её полного завершения недостаточно договорённости о прекращении огня, достигнутой в далёком 1953 году. Почему так считается, на самом деле непонятно и даже где-то загадочно, но эта загадочность не смущает президента Мун Джэина, и его посланцы сейчас активно ведут с США переговоры, в результате которых уже практически согласован черновой вариант будущей декларации о прекращении войны. Скоро его должны будут передать на рассмотрение Северной Кореи в надежде, что та согласится на переговоры. 

В связи с этим Корейский институт национального объединения в поинтересовался у своих респондентов, согласны ли они, что Южной Корее следует убедить США завершить Корейскую войну путем подписания официальной декларации. 71% участников опроса одобрили эту идею, причём уровень одобрения не очень зависел от политических взглядов граждан: среди сторонников правящей Демпартии он составил 73,2 %, а среди поддерживающих оппозиционную Партию народной силы — 68,6 %. 

Гораздо меньшая степень общественного согласия наблюдалось, когда людей спросили, как они относятся к идее новой встречи Мун Джэина с северокорейским руководителем Ким Ченыном ради улучшения отношений между Югом и Севером. Муну недолго осталось президенствовать — до мая следующего года, но в принципе время на организацию саммита у него ещё есть. К тому же, успехи на межкорейском направлении могли бы помочь кандидату в президенты от правящей партии победить на мартовских выборах. Неудивительно поэтому, что среди «демократов» саммит одобрили 81,1 % опрошенных, а вот среди оппозиционно настроенных граждан — только 50,2 %. В среднем же уровень поддержки идеи переговоров двух лидеров составил 63,8 %.

Ещё один вопрос, заданный сотрудниками Корейского института национального объединения, недвусмысленно намекает нам, чем именно Сеул планирует «подкупить» Пхеньян, чтобы подтолкнуть его к новым переговорам и урегулированию отношений. У респондентов поинтересовались, как они смотрят на то, чтобы Юг обеспечил Север вакцинами от коронавируса. И вот тут-то южнокорейцы проявили гораздо меньший энтузиазм: идею помочь северянам в борьбе с эпидемией поддержали лишь 57,5 % респондентов. Причём среди сторонников Партии народной силы вакцинами готовы поделиться меньше половины опрошенных — 45,4 %. 

ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ

Ещё несколько лет назад говорить о ядерном вооружении Южной Кореи считалось чем-то неприличным и маргинальным. Прилично было, наоборот, говорить, о полной денуклеаризации Корейского полуострова, то есть о том, чтобы ни на Юге, ни на Севере никакого ядерного оружия не было. Впрочем, такие пацифистские настроения господствовали в Корее не всегда, а ядерное оружие на Юге раньше вполне себе имелось, причём в большом количестве: американцы завезли его сюда ещё в 1958 году (см. видео). В то время оно должно было послужить — и наверняка послужило — средством устрашения Севера, чтобы он опять не наделал глупостей, как восемью годами ранее. 

Прибытие американских ядерных ракет в Южную Корею в 1958 году

К сожалению, присутствие американских атомных бомб и ракет на Юге имело не только положительный, но и отрицательный эффект: оно дало Северу удобный предлог не подчиняться международному режиму нераспространения и в итоге разработать собственную бомбу. Пхеньян не остановило даже то, что американцы в 1991 году убрали всё своё ядерное оружие из других стран, включая Южную Корею.

Сеул в своё время тоже всерьёз задумывался о собственном немирном атоме, причём тоже в связи с действиями США: в период с 1969 по 1971 гг. американцы сократили свой воинский контингент в Южной Корее с 66,5 тыс. до 40,7 тыс. человек, а затем, при президенте Картере, и вовсе заговорили о предстоящем полном выводе своих войск — вместе с их ядерным оружием. Шокированный такими неожиданным поворотом, тогдашний правитель Юга Пак Чонхи в ответ решил срочно заняться созданием отечественной бомбы и средств её доставки. И хотя после ответных угроз со стороны Вашингтона разорвать военный союз с Сеулом южане отказались от этих своих замыслов и присоединился в Договору о нераспространении, втихаря они всё же проводили разного рода ядерные эксперименты, в том числе обогащали уран до почти оружейного уровня. Продолжалось это безобразие вплоть до 2000-х годов, когда тайное стало явным и разразился скандал. Итого: пусть ядерного оружия у Юга сейчас и нет, но местные специалисты уже знают, как его создать, так что при желании Сеул может заиметь собственную бомбу за пару-тройку лет. Вспомним ещё, что в прошедшем году Юг добился от США разрешения разрабатывать какие угодно ракеты, включая межконтинентальные. 

Параллельно в последние несколько лет набирает популярность идея вернуть в Южную Корею американское ядерное оружие. Так, в 2017 году, после очередных ядерных испытаний Севера тогдашний министр обороны Юга Сон Ёнму (송영무) на переговорах со своим американским коллегой Джеймсом Мэттисом предложил ему почаще посылать в Корею стратегические вооружения США, такие как авианосцы, атомные подводные лодки и бомбардировщики Б-52, а также намекнул, что в Сеуле всё большую поддержку среди политиков и в прессе обретает идея возвращения в страну американского тактического ядерного оружия. Наконец, не далее как в сентябре 2021 года оппозиционный кандидат на пост главы государства Юн Согёль (윤석열) заявил, что, став президентом, он в случае угрозы национальной безопасности со стороны Пхеньяна потребует от США заново разместить на Юге ядерные ракеты.

С учётом вышесказанного, не особо удивляет, что Корейский институт национального объединения теперь мониторит и отношение граждан к ядерному вооружению Юга. Как стало ясно из октябрьского опроса, южане относятся к этой идее с немалым энтузиазмом. Так, 71,3 % опрошенных поддержали разработку Южной Кореей собственной бомбы в случае, если Север не откажется от ядерного оружия. Причём, судя по прошлым аналогичным опросам, число сторонников такого подхода растёт: в апреле 2019 года, например, их было существенно меньше — 60,3 %. Наоборот, процент тех, кто выступает против ядерных разработок, за тот же период снизился — с 39,7 до 28,7. 

Поддерживают респонденты и второй вариант ответа на упрямство Севера: размещение в стране американского ядерного оружия. За это высказались 61,8 % опрошенных, а против — 38,2 %. 

Интересно, что, судя по результатам опроса, даже исчезновение северокорейской угрозы не отменит симпатий большинства южан к атомной бомбе. Когда респондентов спросили, следует ли сохранить ядерное оружие и после объединения страны, то есть когда угроза с Севера испарится, 61,6 % из них ответили утвердительно, а 38,4 % — отрицательно. Причём среди сторонников обеих крупнейших политических партий страны процентное соотношение «за» и «против» было почти одинаковым. Отсюда вполне очевидно, что южнокорейцев беспокоят не только северяне, но и некоторые другие соседи, о чём речь ещё пойдёт ниже. 

Вместе с тем, ответы на ещё один вопрос показывают, что южнокорейцы не такие уж и ядерные маньяки: они вполне готовы рассмотреть альтернативные варианты. Респондентов спросили: если бы у вас был выбор, как обеспечить защиту страны — за счёт присутствия американских войск или за счёт обладания ядерным оружием, что бы вы предпочли? 49,6 % опрошенных проголосовали за американские войска, и только 35 % — за ядерное оружие. Ещё 15,4 % участников опроса затруднились с выбором. Важно, что в целом предпочтение войск США атомное бомбе наблюдалось среди сторонников как «демократов», так и оппозиционеров, хотя конкретные проценты довольно заметно отличались, ведь оппозиция в Корее всё-таки относится к американцам с большей любовью. Среди тех, кто поддерживает Демпартию, за американские войска высказались 47,7 % опрошенных, а за бомбу — 38,1 %. Среди же сторонников Партии народной силы аналогичные показатели равнялись 56,4 % и 28,6 %.

ОТНОШЕНИЯ С СОСЕДЯМИ    

Самый главный и самый добрый южнокорейские сосед — это, конечно, США. Некоторым утверждение о «соседстве» двух стран покажется смешным, ведь Америка от Кореи географически находится далековато, на той стороне Тихого океана, но ничего смешного на самом деле нет, потому что расстояние это уже лет сто с лишним не играет никакой практической роли, а вот роль самих США в Южной Корее гораздо больше, чем у всех близлежащих стран, включая даже монструозный Китай. Исследование Корейского института национального объединения ещё раз всё это подтвердило.  

У респондентов поинтересовались считают ли они необходимым сохранение  военного союза Южной Кореи и США. 93,2 % опрошенных ответили утвердительно. Такого единодушия не наблюдалось ни по какому другому вопросу, заданному сотрудниками института. Интересно также, что необходимость военного альянса с Вашингтоном одинаково остро ощущают сторонники и правящей партии, и оппозиции.  Среди голосующих за «демократов» за союз с США выступают 93,9 % опрошенных, а среди поклонников «народной силы» — 96,4 %. Важно также, что показатели эти остаются исключительно стабильными все последние годы. 

90,3 % опрошенных выразили уверенность в необходимости оставить войска США в Корее. Более того, 61,4 % респондентов хотят, чтобы американские военные продолжали находиться в Корее и после объединения страны. Причём второй показатель вырос в октябре сразу на 9 с лишним процентов по сравнению с апрелем 2021 года. В Корейском институте национального объединения полагают, что это может быть связано с двумя факторами: шоком от того хаоса, который возник при выводе американских войск из Афганистана, и опасениями по поводу политики Китая в условиях обострения конкуренции между Вашингтоном и Пекином. 

Кроме того, США — буквально единственная страна из всех «соседних», к которой большинство южнокорейцев относятся положительно. А конкретно США вызывают положительные эмоции у 66,2 % опрошенных. Другие соседи Кореи по этому показателю, что называется, и рядом не стояли: Китай — 12,5 %, Россия — 12,2 % (в апреле 2021 года было даже 6,0 %), Япония — 9,4 %, Северная Корея — 6,6 %. Показатель 12 % означает, что остальные 88 % респондентов либо испытывают негативные эмоции по поводу Китая и России, либо относятся к этим странам нейтрально. Как видим, с точки зрения южнокорейцев, настоящий друг у Сеула среди соседей только один — Вашингтон, а все остальные — бяки и буки. Корейский институт национального объединения видит причину прохладного отношения опрошенных к Китаю и России в том, что эти две страны поддерживают Северную Корею. Но, наверно, есть и другие причины. Что касается Японии, то ей в Корее до сих пор никак не могут простить колонизацию страны в 1910–1945 гг. и недостаточное, с точки зрения корейцев, раскаяние, которое японцы испытывают по этому поводу.

Интересные результаты дал вопрос о том, какая страна, по мнению респондентов, меньше всего хочет объединения Кореи — США, Китай, Япония или Россия? Почти 60 % (точнее — 59,6%) опрошенных назвали Китай, 26,6 % — Японию, 13,1 % — США и только 0,6 % — Россию. 

Японский процент здесь — скорее всего аномалия, которая свидетельствует не столько о реальных настроениях японцев, сколько о нелюбви корейцев к Японии. Наверное, с точки зрения некоторых респондентов, японцы очень боятся, что Корея после объединения неимоверно усилится, в результате чего догонит и перегонит Японию. В реальности же, во-первых, после объединения будет не усиление, а бардак и ослабление — причём всерьёз и надолго, а во-вторых, единой Корее всё равно очень далеко будет до Японии по экономической и прочей мощи, так что японцам особо беспокоиться смысла нет. А вот Китай — да, ему есть о чём переживать, ведь он совершенно не желает увидеть войска США непосредственно у китайско-корейской границы. Как вы помните, корейцы в большинстве своём хотят сохранить американское военное присутствие в стране и после объединения. 

Низкий процент России я бы лично объяснил только тем, что корейцы не очень в курсе российских дел. Для них Россия — это по-прежнему загадочная страна на севере, где красивые девушки, море водки и кошмарные морозы, во время которых все русские от мала до велика купаются в прорубях. А вот то, что у нынешнего российского руководства есть маленький пунктик по поводу «войск НАТО» у границ РФ, причём оно готово решать те или иные свои проблемы путем нападения на соседей, корейцы, похоже, пока не осознали.   

В связи со сказанным не вызывают удивления и ответы южан на вопрос, кто из соседей представляет наибольшую угрозу безопасности Кореи. Варианта «Северная Корея» среди ответов не было, выбрать предлагалось между США, Китаем, Японией и Россией. 71,9 % респондентов выделили из этой четвёрки Китай, 21,1 % — Японию, 6,3 % — США, и 0,8 % — Россию. Причём вариации мнений среди сторонников демпартии и оппозиции были незначительными. 

А что будет, если Северная Корея всё-таки появится среди вариантов ответа на вопрос об угрозах? Корейский институт национального объединения приводит данные другого опроса, который в 2021 году провёл Институт объединения и мира при Сеульском университете. Там соседи Южной Кореи по своей зловредности выстроились в следующем порядке: Китай — 46 %, Северная Корея — 37,9 %, Япония — 11,3 %, США — 3,9 %, Россия — 0,9%.  

Такие дела.

Кстати, вы можете следить за важнейшими корейскими новостями, подписавшись на мой канал в ТелеграмеФейсбукеТвиттере или на Яндекс.Дзене.

Добавить комментарий