«Игра в кальмара» — самый популярный сериал на «Нетфликсе»

В эти дни корейский кинематограф празднует очередную свою историческую победу: по данным сайта flixpatrol.com, телесериал «Игра в кальмара» режиссёра и сценариста Хван Донхёка поднялся на первую строчку по популярности на «Нетфликсе», то есть фактически стал самым любимым на текущий момент сериалом среди обитателей нашей планеты. Такого никогда ещё раньше не случалось. Да, в прошлом году рейтинг игрового кино на «Нетфликсе» какое-то время возглавлял снятый в Корее художественный фильм «#Жив», а зомби-драма «Милый дом» входила в десятку лучших, но такое, чтобы именно среди телесериалов на первом месте оказался именно южнокорейский, мы видим впервые.

«Игра в кальмара» на первом месте

«Игра в кальмара» (오징어 게임, Squid Game) примечательна прежде всего тем, что за 8,5 часов экранного времени на ваших глазах разными креативными способами будет безжалостно убито около пятисот человек. Иначе говоря, эта драма продолжает освящённую веками традицию боёв гладиаторов в Древнем Риме или типа того. Она должна прийтись по вкусу как тем, кто любит весёлые телевизионные конкурсы, так и тем, кого заводят кровавые зрелища и мордобой, то есть большинству людей. Что мы, собствено, и наблюдаем. 

«Игра в кальмара» дебютировала на «Нетфликсе» 17 сентября, а уже через неделю, 24 сентября, вышла на первое место в мире по просмотрам, опередив прежних лидеров — «Половое воспитание» и «Люцифера». Причем корейский сериал возглавил не только общемировой рейтинг, но и списки популярности в подавляющем большинстве отдельно взятых стран, включая США, а в тех немногих странах, где ему не удалось дотянуться до самого верха, как, например, в России и Украине, он обосновался на втором месте. Единственным исключением стала Индия (4-е место), где народ в основном фанатеет по своей собственной телепродукции. 

Суть сюжета «Игры в кальмара» заключается в том, что разным подозрительным личностям — вроде тех, которыми Максим Горький в своё время напичкал ночлежку в пьесе «На дне» — предлагают поучаствовать в игровом шоу на выживание. Победителя ждёт сумасшедший приз — около 40 миллионов долларов. Вот только «выживание» здесь следует понимать буквально, потому что проигравших жестоко убивают на месте. Тех, кто справился с очередным заданием и выжил, это смертоубийство, конечно, шокирует, но их жизненные ситуации настолько безнадёжны, а денежный приз так привлекателен, что они продолжают борьбу за победу.

Автор сериала и примкнувшие к нему кинокритики всем рассказывают, будто «Игра в кальмара» наполнена глубоким социальным содержанием, критикует современное капиталистическое общество и безжалостную конкуренцию в нём. Но вы уши-то особо не развешивайте. Глубины в сериале немного.

В истории кино есть как минимум один пример похожего сюжета, но с настоящей жёсткой критикой капитализма: картина «Сало, или 120 дней Содома», снятая в 1975 году итальянским коммунистом Пьером-Паоло Пазолини. Тот фильм практически повсюду был запрещён, а автора вскоре убили. Никакого коммерческого успеха у «Сало» не было и быть не могло, потому что смотреть его без содрогания могут лишь немногие. Это и неудивительно, ведь фильм специально снимался как удар кулаком по морде общественному вкусу и должен был вызывать отвращение у буржуазного обывателя. 

«Игра в кальмара» же, напротив, сделана по всем правилам телевизионного  развлекательного шоу, пусть и с элементами фильма ужасов. Истинной целью автора была не борьба с пороками общества, а победа в той самой капиталистической конкурентной гонке — и прилагающийся к этой победе многомиллионный куш. Судя по рейтингам сериала, эта цель успешно достигнута. Соответственно смотрите его спокойно и особо за свою психику не переживайте. Это как русская свадьба: пусть нажрались и подрались, пусть кому-то расквасили нос и поставили фингал, но ничего — зато тамада был хороший и конкурсы интересные. 

Обслуживающий персонал игры и по совместительству — палачи

Наш главный русско-корейский кинокритик Илья Беляков  в своём недавнем обзоре тоже всячески рекомендует «Игру в кальмара» наряду с армейской драмой D.P.  По его наблюдениям, новые корейские сериалы  «ушли в астрономические дали от «Зимней Сонаты» или «Меня зовут Ким Сам Сун». Тут нет богатого наследника чэболя, который влюбляется в бедную девушку, приехавшую покорять Сеул. Это совершенно американизированный жанр».

«“Нетфликс” с его деньгами позволяет поднять качество на уровень выше. Но при этом сериалы остаются корейскими, отражающие корейскую культуру, её креативность в создании историй, её уникальность и отличие от американской  (да и в целом, западной) культуры», — считает Илья Беляков.

От себя отмечу также неплохую игру актёров — ещё одно отличие «Игры в кальмара» от среднестатистического корейского сериала прошлых лет. В ролях заняты такие знаменитости, как Ли Джонджэ, Пак Хэсу и (в эпизодах) Кон Ю. Актёрский дебют топ-модели Чон Хоён (정호연) тоже удался на славу.

Кстати, вы можете следить за важнейшими корейскими новостями, подписавшись на мой канал в ТелеграмеФейсбукеТвиттере или на Яндекс.Дзене.

Добавить комментарий