В Корее хотят наладить изучение казахского, украинского и других языков постсоветских стран

Сначала необходимое вступление. Журналисты и прочие сочинители, вроде меня, имеют свойство подавать своё художественное творчество с таким важным видом, как будто они отлично разбираются в любом вопросе. В действительности же, как вы наверняка догадываетесь, журналисты порой имеют весьма смутное представление об описываемом ими предмете. Ну, хотя бы потому, что знать обо всём на свете человеку решительно невозможно. Сегодня у нас как раз такой случай: я буду писать о том, о чём сам только что услышал, в чём до конца не разобрался и, более того, разбираться не собираюсь, ибо недосуг. Оставлю это занятие тем из вас, кому оно надо. Уверен, что такие люди среди моих подписчиков найдутся. 

Так вот, вчера я впервые узнал, что в Корее уже несколько лет всерьёз, на государственном уровне занимаются поддержкой преподавания так называемых «языков особой важности» (특수외국어, critical foreign languages). Если вы подумали, что это, наверное, английский, китайский, японский — или, может, даже русский, то нет, речь идёт не о них, то есть не о самых популярных языках мира, а, наоборот, о тех, которые обычно мало кто изучает, хотя изучать их было бы крайне полезно с точки зрения национальных интересов Республики Корея. 

Всё настолько серьёзно, что в Корее с 2016 года даже действует специальный Закон о содействии преподаванию языков особой важности (특수외국어 교육 진흥에 관한 법률, Act on the Promotion of Education of Critical Foreign Languages), а также издан президентский указ (특수외국어 교육 진흥에 관한 법률 시행령). В приложении к указу приводится официальный список важных языков. Их там целых 53. Список можно посмотреть, например, здесь, на сайте Государственного института международного образования. Интересно, что среди этих 53 языков есть и весьма распространённые, такие как арабский, хинди и индонезийский. Но, как вы, возможно, знаете, мало кто в мире в целом и в Корее в частности изучает арабский или хинди, кроме, конечно, самих арабов и индусов. Вот и я вряд ли стал бы напрягаться и писать эту заметку — а вы бы, наверное, не стали напрягаться и читать её — из-за какого-то там арабского языка, пусть он хоть четырежды распространённый и «особо важный». Так что давайте ближе к делу. Слушайте и не говорите, что не слышали: в число 53 языков, которые представляют особую важность для Южной Кореи, включены белорусский, казахский, киргизский, латышский, таджикский, туркменский, узбекский и украинский.

ЗАЧЕМ КОРЕЯ ВЫДЕЛЯЕТ ВАЖНЫЕ ДЛЯ СЕБЯ ЯЗЫКИ

Министерство образования, которое, согласно упомянутому выше закону, отвечает за организацию преподавания важных языков в Корее, в своём недавнем сообщении рассказало, для чего и почему всё это затевается. 

Во-первых, для Кореи важно диверсифицировать свои международные связи, находить новых торговых партнёров, заключать соглашения о беспошлинной торговле и т. п. Администрация нынешнего президента Мун Джэина выступила с целым рядом инициатив, направленных на то, чтобы выйти на новый уровень экономических связей с государствами Южной и Юго-Восточной Азии, а также с постсоветскими странами. А для этого, среди прочего, нужны будут переводчики. И хотя практическая реализация планов г-на Муна столкнулась с разнообразными препятствиями, среди которых не на последнем месте стоит пандемия коронавируса, сама идея по-прежнему жива. 

Во-вторых, «корейская волна», распространяющаяся сейчас по всем уголкам земного шара ничуть не хуже пандемии, тоже порождает потребность в специалистах по различным языкам, которые могли бы переводить корейский культурный контент, включая литературу, сериалы и веб-комиксы, на туземные наречия. Министерство образование ссылается в связи с этим на полезное исследование (кто понимает по-корейски, гляньте), которое показало, что в первой тройке самых активных потребителей корейского культурного контента сейчас неизменно оказываются именно те страны, в которых говорят на «языках особой важности». В зависимости от типа контента тройка лидеров меняется, но как правило это Индонезия, Вьетнам, Индия или Таиланд.

В-третьих, в Корее из года в год становится всё больше мигрантов, в том числе тех, кто принимает корейское гражданство. Если на 2010 год иностранцев, ставших гражданами Кореи, насчитывалось всего около 182 тысяч человек, то к 2019 году их было уже почти 360 тысяч. В первой десятке стран, из которых прибыли иммигранты, фигурируют пять стран, где говорят на «языках особой важности»: Вьетнам, Филиппины, Камбоджа, Монголия и Таиланд. 

НЕ ВСЕ ЯЗЫКИ ОСОБОЙ ВАЖНОСТИ ОДИНАКОВО ВАЖНЫ

В первом пятилетнем плане развития преподавания таких языков, принятом Министерством образования на период с 2017 по 2021 годы, вместо 53 языков оказалось всего 15, а именно: арабский, бирманский, венгерский, вьетнамский, индонезийский/малайский, иранский, кхмерский, монгольский, польский, португальский/бразильский, суахили, узбекский, тайский, турецкий и хинди. Для усиленного преподавания этих языков было официально определено три вуза: Университет иностранных языков «Хангук» (한국외대, на заглавном фото), Пусанский университет иностранных языков (부산외대) и консорциум университетов Тангук и Чхонун (단국대/청운대). Интересно, что этим вузам не пришлось ничего особенного выдумывать и менять, в том числе открывать новые факультеты, потому что  соответствующие подразделения и специальности там уже были. Например, в университете «Хангук» и раньше преподавали, и сейчас можно изучать 11 из 15 названных выше важных языков, включая узбекский.

Основные задачи, которые ставит Минобразования перед университетами, получившим наказ активизировать работу с важными языками, следующие: составление стандартных учебных планов, создание массовых открытых онлайн-курсов, публикация стандартизированных учебных пособий и словарей, а также разработка официальных тестов для проверки уровня языковой подготовки. Надо полагать, на всё это выделялось соответствующие финансирование.

Естественно, что кое-какая работа за первую пятилетку была проведена, и вот теперь министерство, проанализировав достигнутое, разрабатывает новый пятилетний план на период с 2022 по 2026 годы.

КАК ОЦЕНИВАЮТ ВАЖНОСТЬ ЯЗЫКОВ

Из опубликованных Минобразования материалов можно сделать вывод, что в новом пятилетнем плане языков будет больше. Правда, пока не очень понятно, какие именно языки добавятся (вот тут пишут, что хотят добавить пять и что точно будут итальянский и лаосский, а остальное пока неизвестно). Существует некий рейтинг 30 самых важных языков, который строится на основе целого ряда критериев.  

Во-первых, смотрят на потенциал развития страны — её ВВП, численность населения и его доходы, политическую стабильность, иностранные инвестиции и др.

Во-вторых, оценивается потенциал политического и экономического сотрудничества с Южной Кореей, включая соглашения о беспошлинной торговле, товарооборот, взаимные визиты высокопоставленных лиц, объём экономической помощи со стороны Кореи, инвестиции и др.

В-третьих, берётся в расчёт интерес к тому или иному языку со стороны корейских учёных, а также число студентов изучающих этот язык  в Корее.

И, наконец, в-четвёртых, роль играет «заменимость» языка. Если я правильно понял, речь идёт о ситуациях типа белорусской, когда вы можете приехать в Беларусь и прекрасно общаться со всеми по-русски. Это, конечно, не означает, что белорусский язык не надо изучать, просто его приоритетность среди 53 особо важных языков — из-за лёгкой заменимости его русским — снижается. 

В Минобразования привели примеры того, как языки со временем «путешествуют» в рейтинге. Например, ещё недавно самым особо-преособо важным языком в Корее считался арабский, а на втором месте шёл вьетнамский. Теперь же они поменялись местами. Главная причина: из-за снижения цен на нефть и развития альтернативной энергетики важность для Кореи нефтедобывающих арабских стран уменьшилась. 

Зато тайский в последнее время поднялся в корейском рейтинге особо важных языков с 11-го на 6-е место. Причина — в заметном росте ВВП страны, включая ВВП на душу населения, увеличении объёмов прямых иностранных инвестиций, высокие темпы экономического роста, а также участившиеся поездки тайцев в Корею и корейцев в Таиланд. Похожая ситуация и с кхмерским языком: он переместился с 20-го на 12-е место вследствие позитивных тенденций в экономике Камбоджи и развития корейско-камбоджийских экономических связей.  

С другой стороны, украинский язык, ранее бывший в числе первых 15, выбыл из этого числа — наряду с польским и монгольским. Минобразования не пояснило, почему это произошло, но вы, наверное, можете сами обо всём догадаться, вновь взглянув на приведённые выше четыре критерия оценки языков.  

И тем не менее, в первой тридцатке особо важных для Кореи языков сейчас остаются: азербайджанский, казахский, узбекский и украинский. По данным Минобразования, азербайджанский (вместе в турецким) и украинский языки сейчас изучаются в Университете иностранных языков «Хангук». Там же, согласно информации на сайте университета, преподают и казахский.

Отсюда можно осторожно предположить, что казахский, украинский и азербайджанский имеют кое-какие шансы попасть в число языков, изучение которых в Корее будет поддерживаться правительством в ходе выполнения второго пятилетнего плана содействия преподаванию языков особой важности. 

ПРЕДЧУВСТВИЕ ФИНАНСОВЫХ ПОТОКОВ

Эта информация, как мне кажется, может заинтересовать филологов, лингвистов и, вообще, вузы Украины, Казахстана, Азербайджана и других постсоветских стран, чьи национальные языки вошли в число особо важных в Корее. Мне здесь видится, в частности, перспектива обмена специалистами и прочего сотрудничества за счёт корейской госказны. Кроме того, и сами страны, в которых говорят на особо важных языках, наверняка заинтересованы в популяризации своих языков в Корее. В интернетах можно найти, например, заметки о том, как турки или индийцы устраивают либо очные, либо онлайн-встречи с корейцами на тему преподавания своих языков, и в этих встречах участвуют и специалисты, и достаточно высокопоставленные чиновники. 

В общем, тут есть над чем подумать и, может быть, проявить инициативу со своей стороны, не дожидаясь, когда корейцы удосужатся добраться до вас сами. 

ПАРОЛИ, ЯВКИ

Вот только — возвращаясь к тому, с чего я начал — у меня, пожалуйста, ничего не спрашивайте, я ничего не знаю, я, как тот Соловей-Разбойник, просто здесь живу. Базовая информация  на английском о госпрограмме поддержки важных языков, а также контакты есть на специальном сайте (ссылка), созданном Государственным институтом международного образования. Корейская версия сайта предлагает ещё более подробное описание. 

Пишите им. Они, может, даже будут рады. Ведь до сих пор об их напряжённой работе мало кто знал, зато теперь, после моей статьи, они проснутся знаменитыми. Шутка. С долей шутки. Потому что, вообще-то, плохое паблисити данной госпрограммы было отмечено Министерством образования в качестве одной из недоработок за первые пять лет её осуществления. 

Такие дела.

Кстати, вы можете следить за важнейшими корейскими новостями, подписавшись на мой канал в ТелеграмеФейсбукеТвиттере или на Яндекс.Дзене.

Добавить комментарий