Почему в Южной Корее дорогая говядина (и не только)

22 апреля Корейское статистическое управление (통계청) опубликовало данные по поголовью разного рода хозяйственной живности в стране. Согласно этим данным, кур-несушек, например, в Корее в конце марта текущего года было 62,1 миллиона. Кажется, что много, но на самом деле это на целых 14,7 процента меньше, чем год назад. 

Заметное уменьшение поголовья кур связано с птичьим гриппом, который всё никак не отпустит корейские птицеводческие хозяйства. Болезнь эта почти не передаётся людям, но куры заражаются ею очень легко и потом дохнут со страшной силой. Впрочем, чаще они дохнут не от самой болезни, а от профилактических мер: санитарные органы заставляют птицеводов забивать всех кур (и другую птицу,  в том числе перепелов и уток) на тех фермах, где нашли птичий грипп, а также — на всякий случай — на всех фермах в радиусе нескольких километров от очага инфекции. Получается настоящий геноцид. С ноября прошлого года уничтожено уже почти 30 миллионов голов домашней птицы. 

Впрочем, учитывая, что судьба сельскохозяйственных животных в любом случае незавидна, нас больше должна волновать не их безвременная кончина, а цены на продукты, которые от описываемых пертурбаций имеют обыкновение взмывать вверх. Так, яйца, в Корее, подорожали с прошлого года вдвое. Сегодня с утра, например, во втором по удалённости от моего дома супермаркете я приобрел упаковку яиц по цене 7500 вон за 30 штук. Это был самый дешёвый вариант. В ближайшем же от дома магазине ничего дешевле 8900 вон не было. 

В пересчёте на американскую валюту 7500 вон будет примерно 6,7 доллара, а в переложении на российскую — по курсу на 22 апреля (75,5 руб. за $1) — получается чуть больше 500 рублей. Подчеркну, что это самые дешёвые яйца, который не везде в Сеуле отыщутся. Средняя же цена упаковки из 30 яиц сейчас ближе к 9 или 10 долларам (см. цены в интернет-магазине «Купхан»), то есть где-то в районе 700 рублей. Вряд ли, конечно, такая цена поразит чьё-либо воображение, но сеульским старожилам обидно, ведь они не забыли ещё те счастливые времена (осень прошлого года), когда яйца стоили вдвое дешевле. 

Кстати, бывало хуже. Во время прошлой эпизоотии птичьего гриппа в Корее, в третьем квартале 2017 года поголовье кур-несушек снижалось до 51 миллиона, после чего не просто поднялись цены, а возник острый дефицит яиц, что, в частности, нарушило работу пекарен. Тот ещё катаклизм получился, в общем. В нынешнем году его избежали путем временного снятия таможенных пошлин на импорт яиц и яичных продуктов.        

Больше, чем курям, не повезло в этот раз домашним уткам. Их численность в Корее по сравнению в прошлым годом уменьшилась в два раза, а точнее — на 52,1 %, и составляет теперь 3,92 млн голов. 

Что касается разных млекопитающих животных, то птичьи проблемы их никак не коснулись. Поголовье молочных коров снизилось на 0,6 % до 407 тысяч, а свиней — на 0,5 % до 11,1 млн, но это ни о чём не говорит — «усушка и утруска», не более того, в любой момент могут наверстать. 

Зато мясных коров стало на 4 процента больше. Их поголовье, по данным Статуправления, выросло за год до 3,33 миллиона. 

И тут я что-то призадумался… До меня вдруг яснее стало доходить, почему в Корее такая дорогая говядина. Если вы не в курсе, насколько она здесь дорогая, предлагаю вам изучить таблицу с сайта globalproductprices.com со средними ценами на говядину в разных странах, в долларах США. Таблица длинная, но интересная. Из неё вытекает, например, что говядина в Южной Корее — самая дорогая в мире. А в России, наоборот, самая дешёвая. 

Как мне кажется, не стоит воспринимать данные из этой таблицы слишком буквально. Хотя она составлялась вполне приличными людьми, экономистами, но они наверняка сами первые признают, что их «средняя цена говядины» — это миф о загробной жизни. Слишком разнообразны продукты из говядины, слишком разные у них цены и объёмы потребления, чтобы можно было что-то там усреднить, а если и получится усреднить, то результат всё равно не будет иметь никакого смысла, потому что цена конкретного продукта, за которым придёт покупатель, может отличаться от нашего «среднего» показателя на любую величину. 

Но это не значит, что таблица совсем бесполезна. Поскольку методика расчётов была одинаковой для всех стран, то их позиции друг относительно друга во многих случаях будут более или менее соответствовать истине. То есть, если таблица сообщает нам, что в общем и целом в Южной Корее говядина сильно дороже, чем в Великобритании и Германии, и во много раз дороже, чем в России, то наверняка так оно и есть. 

Если же пытаться смотреть конкретно, то насчёт 2,6 доллара (около 200 руб.) с среднем за 1 кг говядины в России авторы таблицы, кажется, погорячились. 200 рублей — это больше похоже на курятину, а говядина в России, наверное, всё-таки будет в среднем ближе к 300–400 рублям. Но, как бы то ни было, читатель наверняка поймёт, какие чувства обуревали меня, когда я после таких вот цен впервые приехал из России в Корею и увидел сколько здесь стоит мясо вообще и говядина в особенности. Таблица globalproductprices.com даёт нам среднюю стоимость корейской говядины 61,4 доллара за 1 кг, то есть более 4600 рублей, и такие цены действительно довольно обычны здесь. Более того, регулярно встречается мясо и дороже, причём раза в два, а то и в три. 

И всё же, если брать в расчёт именно средние, «божеские» цены и то мясо, которое покупают в магазинах среднестатистические, небогатые люди, причём для себя, а не чтобы кому-то подарить (дорогая говядина — популярный подарок в Корее), то, наверное, всё-таки речь пойдёт о ценах в интервале от 25 до 50 долларов за килограмм, то есть примерно от 1800 до 3700 рублей. Если же случается что-то дешевле 20 долларов, то, скорее всего, перед вами не чистое мясо, а, например, говядина в соусе (пулькоги, 소불고기), в которой соус составляет около трети по весу, или ещё какие-нибудь варианты, в которых мяса не сто процентов (см. также, сколько стоит говядина в интернет-магазине «Купхан»).

Два примера цен на говядину из того же супермаркета, где я покупал яйца. Слева — мясо по нормальной цене 4000 вон за 100 г, или около $36 за 1 кг. Справа — мясо, первоначальная цена которого была 14900 вон за 100 г, то есть 133 доллара или 10 тысяч рублей за килограмм. Но потом магазин сделал скидку, и новая цена составила 119 тысяч вон, или 106 долл. за 1 кг (на этикетке этих цифр нет, я сам пересчитал).

Но откуда же берутся такие цены? Раньше я для себя отвечал на этот вопрос так: в Корее практически нет пастбищ, вся земля отдана под рис и овощи, мясных коров в такой ситуации трудно выращивать, вот их и не хватает. А где дефицит, там и цены высокие. Согласитесь, такое предположение не лишено логики, хотя в современном животноводстве круглогодичное стойловое содержание животных без выпаса — вполне приемлемая технология, так что пастбища не обязательны. 

Как бы то ни было, давайте подумаем, что вообще такое 3,3 миллиона мясных коров на почти 52 миллиона населения Южной Кореи? Получается, одна корова или бычок на 16 человек. Как-то не впечатляет.

Сравним этот показатель с данными по некоторым другим странам. У Статуправления Кореи есть информация за 2018 год по крупно-рогатому скоту в целом, то есть по мясным и молочным коровам вместе. В Корее их было 3,5 млн. В то же время в Австралии поголовье КРС достигало 26,4 млн, а население составляло всего 25 млн чел. То есть коров на Зелёном континенте больше, чем людей. Можно предположить, что вряд ли, при таком обилии коров, в Австралии будут заоблачные цены на говядину. Впрочем, совсем дешёвым австралийское мясо тоже быть не может, потому что «невидимая рука рынка», будь она неладна, учитывает ещё и покупательную способность населения. То есть, если население богатое (а в Австралии оно одно из самых богатых в мире), торговцы всё равно будут пытаться стрясти с него побольше денег за мясо, даже если этого мяса в стране как грязи. Производители найдут, как убрать излишки говядины с рынка: например, отправят их в Южную Корею. Но всё же, согласно нашей таблице, в Австралии средняя цена говядины 17 долларов, то есть в 3 с лишним раза ниже, чем в Корее. 

В США в 2018 году было 94,3 млн коров при населении 327 млн, то есть, по грубой прикидке, 1  корова на 3 человека. В Новой Зеландии было 2 коровы на 1 человека. В России — 1 корова на 8 человек.  

Конечно, одно только соотношение числа людей и коров не определяет цену на мясо. В качестве яркого пример можно привести Японию, где в 2018 году было 3,8 млн голов КРС, то есть примерно столько же, сколько в Корее, при населении в 2,5 раза больше (126,5 млн чел.). И ничего. Средняя цена на говядину, согласно таблице, там ниже 20 долларов за 1 кг. 

Как мне кажется, в Корее важную роль играет ещё высокий статус говядины. За многие десятилетия люди здесь привыкли к мысли, что говядина — это о-го-го и стоить она должна у-гу-гу, поэтому они готовы платить за неё дорого, даже если на то нет объективных причин. Выражаясь по-простому, по-нашенски, потребителя здесь нагло обдирают, эксплуатируя его веру в то, что говядина должна стоить дорого. Но должна ли она стоить дорого?

Да, поголовье КРС в Корее действительно не в состоянии обеспечить всевозрастающего спроса на говядину, обожаемую всеми по принципу «дорого, значит, вкусно». Однако в страну сейчас в достаточно большом объёме поступает импортное мясо. Времена, когда корейский рынок был наглухо закрыт для иностранных производителей, давно прошли. Пусть далеко не все препоны ещё сняты, но импорт по объёму уже сильно превышает внутреннее производство. В 2019 году, например, производство говядины и телятины в Корее составило 286 тысяч тонн, а импорт достиг 550 тысяч тонн. Импортное мясо при этом в среднем в два раза дешевле, чем местное. Но это почему-то не приводит к снижению розничных цен на корейскую говядину. 

Конкретно если посмотреть, в 2019 году говяжьи рёбрышки (short ribs) корейского производства в розничной продаже стоили в среднем 52300 вон (около 47 долл. или 3500 руб.) за килограмм. Аналогичные рёбрышки производства США, мороженые, продавались за 25 тысяч вон. Но, вопреки всякой логике, они не сбивали цену корейских рёбрышек. 

Основные импортёры сейчас США и Австралия. С ними у Кореи подписаны соглашения о беспошлинной торговле. По условиям этих соглашений, пошлины на ввоз говядины с каждым годом снижаются и уже сейчас они вполне человеческие, не запретительные. Для примера: в прошлом году пошлины на австралийскую говядину составляли 21,3 %, а в этом году они снизились до 18,6 %. Это я говорю к тому, что, в отличие от прошлого века, не такой уж теперь в Корее и дефицит говядины. Но цены, особенно на корейскую говядину, как были заоблачными, так и остаются. Более того, в последнее время они опять растут.  

В общем, что-то здесь явно нечисто и кто-то на нас жирно наваривается, не давая «невидимой руке рынка» развернуться и отрегулировать цены по справедливости. Не буду притворяться, будто знаю, кто эти мерзкие типы и как именно им удаётся манипулировать ценами. Если у вас есть соображения на сей счёт, поделитесь ими в комментариях, пожалуйста. Знаю, среди моих читателей немало тех, кто хорошо разбирается в коварных замыслах злых сил. И тут у нас как раз образовался такой случай, когда очень хотелось бы всех злодеев вывести на чистую воду. Прошу помощи зала!  

Кстати, вы можете следить за важнейшими корейскими новостями, подписавшись на мой канал в Телеграме, Инстаграме, Фейсбуке, Твиттере или на Яндекс.Дзене.

Почему в Южной Корее дорогая говядина (и не только): Один комментарий

  1. С Украиной погорячились в другую стороны — говядина здесь порядка 4 долларов (то есть, примерно как и реальная цена в России).

Добавить комментарий для deadkitten Отменить ответ