О ситуации с вакцинами в Южной Корее

По состоянию на конец дня 30 марта, в Южной Корее было полностью привито от коронавируса 8185 человек. Имеются в виду люди, которым, как положено, сделали по два укола препаратами фармкомпаний «АстраЗенека» или «Пфайзер». 8185 человек — это 0,016 процента от 51,8 миллиона жителей страны. 

Одну из двух доз вакцины получило заметно больше людей — 852,2 тысячи. Но и это всего 1,6 % населения. Притом что прививочная кампания идёт уже больше месяца: началась она 26 февраля

Давайте теперь посмотрим, как обстоят дела в других странах. По некоторым данным, в США на 30 марта полностью вакцинировано 53,4 миллиона человек, или почти 16 % населения. То есть доля привитых в США в 1000 раз больше, чем в Корее. В Великобритании полный курс вакцинации прошли 3,84 млн человек, или 5,65 % жителей (данные за 29 марта). 

Перечислю другие достаточно крупные страны, где уже полностью привито не менее 5 % людей: Венгрия (7,8%), Греция (5,6%), Дания (6,5 %), Израиль (55,1 %; таки да, не опечатка), Испания (5,7 %), Италия (5,2 %), Литва (5,8 %), Марокко (9,7 %), Норвегия (5,0 %), ОАЭ (22,1 %), Польша (5,3 %), Румыния (5,2 %), Сербия (14,8 %), Словения (5,0 %), Турция (7,9 %), Чили (18 %), Швейцария (6,2 %). 

Среднее значение по странам ЕС — 4,84 %. В России — 4,72 %. 

Как видим, корейские показатели просто смешны в сравнении с теми, которые мы наблюдаем во многих других странах. Впрочем, стоит обратить внимание и на то, что Корея среди более или менее приличных стран не одна такая отстающая. Другие примеры — Австралия, Япония и Гонконг, где процент полностью привитых похож на корейский, то есть равен нулю или не сильно от него отличается. 

1 апреля начальница Управления контроля заболеваний Чон Ынгён (정은경, слева на фото) привилась вакциной компании «АстраЗенека» в центре здравоохранения муниципального округа Хындок-ку города Чхонджу (충북 청주시 흥덕구) и теперь изучает пузырёк от этой вакцины. Г-же Чон всего 55 лет, но она имеет право на прививку как сотрудница учреждения, непосредственно занятого борьбой с инфекцией.

Почему же в Корее сложилась такая ситуация? 

Потому что так было задумано с самого начала, хотя многие об этой задумке теперь уже сто раз пожалели и, если бы у них была такая возможность, вернулись бы назад на машине времени и кое-что переиграли. 

Первоначальные планы по закупкам вакцин и проведению прививочной кампании составлялись осенью прошлого года, и ключевую роль тогда сыграли два фактора. 

Во-первых, ситуация с коронавирусом в Корее была и до сих пор остаётся сравнительно благополучной. В октябре и начале ноября 2020 года, когда впервые всерьёз решался вопрос о закупках вакцин, в день обычно выявляли от 60 до 100 с небольшим новых носителей вируса. 

Во-вторых, существовали вполне законные опасения по поводу новейших вакцин, которые разрабатывались в беспрецедентно короткие сроки. Было неясно, насколько эти вакцины окажутся эффективными и безопасными. Соответственно, казалось неразумным спешить с вакцинацией, ведь и без неё всё шло хорошо. 

В итоге было принято решение: не суетиться, посмотреть, как пойдут дела в других странах, а самим начать вакцинацию во втором полугодии 2021 года. 

К сожалению, как вскоре выяснилось, у этого гениального плана были свои слабые места.

Прежде всего, эпидемиологическая тишь да гладь вскоре сменилась лёгкой бурей: число ежедневно выявляемых инфированных выросло на порядок. Например, за 31 марта у нас выявили 551 инфицированного. И хотя масштабы местной бури были и остаются несравнимы с тем безобразием, которое по-прежнему творится в США, Европе или, например, России, народ забеспокоился и стал требовать себе вакцину. А вакцины-то и не оказалось. Не закупили, не завезли. 

Но самая главная неприятность для изначального плана: все новые вакцины оказались на удивление эффективными и безопасными. То есть страхи на их счёт совершенно не оправдались. А значит, и главный довод в пользу задержки с началом вакцинации оказался пшиком. 

Так и что же мы имеем в итоге? 

В итоге во многих западных странах достаточно большой процент населения уже переболел ковидом, плюс сейчас идёт активная вакцинация. Это значит, что уже в обозримом будущем доля людей, у которых выработаются антитела к коронавирусу, достигнет значений, достаточных для так называемого коллективного иммунитета (не менее 70 %). После этого эпидемия на Западе может прекратиться, и люди вернутся к нормальной жизни. Ну, в идеале. На самом деле существует ещё немало подводных камней, но не будем о неприятном, будем верить в чудо.  

А что Корея? Благодаря применявшимся до сих пор эффективным карантинным мерам, ковидом в стране переболела мизерная доля населения. За всё время эпидемии коронавирус выявлен у 103,6 тысяч человек, что составляет всего 0,2 % жителей страны. Предположение о том, что было много людей, которые перенесли ковид бессимптомно и не вошли, таким образом, в статистику заболеваемости, не подтвердились. В последнее время проводятся выборочные обследования населения на наличие антител к коронавирусу, которые показывают, что никакой скрытой эпидемии не происходит и что антител ни у кого почти нет. При этом прививочная кампания ещё только идёт на раскачку. Соответственно, когда в Корее будет вожделенный коллективный иммунитет и народ сможет вернуться к нормальной жизни, неизвестно. Но есть страшное подозрение, что произойдёт это заметно позже, чем на Западе, и что канитель с карантинными запретами, которые давят на психику, разоряют мелкий бизнес, угнетают экономику в целом, убивают туризм и международные связи, будет продолжаться ещё неизвестно сколько. Кому такое может понравиться? Никому. 

Итак, Корея передумала не торопиться с вакцинацией. Теперь она хочет всё сделать как можно быстрее. Но, увы, не может. Потому что все страны хотят того же самого, а вакцин не хватает. Мало того, мир ещё и поразила эпидемия “вакцинного национализма”. Попросту говоря, страны-производители начали зажимать вакцины для себя в приказном порядке, чтобы в первую очередь привить собственное население. Речь, прежде всего, идёт, конечно, о Соединённых Штатах. Раньше, при Трампе, с его «Америкой прежде всего», ожидать чего-то такого было вполне логично, но, как оказалось, новый президент Байден, пообещав резко ускорить прививочную кампанию в США, надавил на фармкомпании ещё сильнее, чем Трамп. Результат: начали срываться поставки американских вакцин даже по подписанным уже контрактам, не говоря уже о том, чтобы можно было заключать какие-то новые договоры. США в этом смысле не одиноки: точно такая же история происходит в Евросоюзе и Индии, которые поставили барьеры на пути экспорта производящихся там вакцин. 

Кстати, на фоне всеобщего эгоизма вся в белом, красивая такая, стоит Южная Корея, которая никак не ограничивает экспорта вакцин. На этой неделе Минздрав Бразилии, например, отчитался о получении 1 миллиона доз препарата «АстраЗенеки» из Кореи. Иран тоже сообщил о предстоящей поставке 3,1 миллиона доз вакцины южнокорейского производства. Тайвань начал на днях вакцинацию 60 тысяч медицинских работников корейской вакциной «АстраЗенеки». И мы уже даже не говорим о производимом в Корее «Спутнике»: его как бы не жалко, потому что он всё равно к применению в стране не одобрен. Распространённые агентством ТАСС утверждения о том, что вопрос об использовании «Спутника» в Корее якобы сейчас рассматривается, были опровергнуты местными властями. С другой стороны, Управление контроля заболеваний в принципе не исключает возможности когда-нибудь закупить «Спутник», если, как там ещё в прошлом году сказали, на то возникнет необходимость. Так что теоретически всё возможно. Но пока «Спутник» из Кореи отправляется исключительно на экспорт.    

Если говорить о срыве договорённостей на поставку вакцин в Корею на конкретных примерах, то, скажем, 31 марта должны были поступить 690 тысяч доз препарата «АстраЗенека» из Индии. Итог: поступит 432 тысячи доз, и не 31 марта, а в третью неделю апреля. И дело тут не просто в каких-то цифрах, а в том, что людям уже поставили один укол, им теперь нужен второй, а вакцины для этого может не оказаться. Говорят, уже рассматривается вопрос о продлении, в случае необходимости, интервала между двумя дозами с 10 до 12 недель. 

Точно так же с задержкой и поначалу в меньших количествах поступит вакцина компании «Янссен». Она буквально на днях была одобрена к применению в Корее на основании испытаний, свидетельствующих об эффективности препарата в предотвращении ковида на уровне 67 % и эффективности в предотвращении тяжёлых случаев заболевания в пределах от 76,7 до 85,4 %. «Янссен» ранее обещала корейскому правительству поставить 6 миллионов доз своей вакцины до конца года, причем первую партию прислать уже в апреле. Но теперь, после заявления Байдена об ускоренной вакцинации американцев, «Янссен» очень извиняется, но говорит, что сможет начать поставку не раньше мая и поначалу в меньших количествах, чем было оговорено. Компания, правда, обещает наверстать упущенное в третьем квартале. Из хороших новостей: вакцинация препаратом «Янссен» требует только одного укола. 

Так что? Значит, всё плохо? Да нет, всё нормально. В конце концов, как вы помните, по первоначальному плану вакцинация должна была начаться не раньше июля, а началась аж в феврале. Соответственно, мы нисколько не задерживаемся, а, наоборот, стремительно летим вперёд с большим опережением графика (доля сарказма тут, признаюсь, есть, но она невелика). Так что грех жаловаться. 

Ну и в целом процесс пошёл. До сих пор в Корее прививали в основном только пациентов разного рода медицинских учреждений, где люди содержатся долгое время, а также медиков. Но список имеющих право на прививки будет теперь неуклонно расширяться. Буквально сегодня, например, несмотря на 1 апреля, впервые началась вакцинация всех желающих препаратом компании «Пфайзер». С одним небольшим ограничением: желающие должны иметь дату рождения не позднее 31 декабря 1946 года. То есть речь пока идёт только о пожилых людях в возрасте от 74–75 лет. Есть, правда, ещё одно ограничение: не смогут пока привиться старики, которые живут в удалённой местности — на каких-нибудь горах и островах, если они не могут добраться до одного из 46 пунктов вакцинации самостоятельно. В последующем таких пунктов будет больше 200, но пока их только 46 — на всю страну. Старикам из захолустий, конечно, обещают дать возможность привиться, но попозже, не сейчас. Связано это не с жестокосердием медиков, которым лень тащиться в горы, а с особенностями вакцины «Пфайзера»: её требуется хранить и транспортировать при супернизких температурах, поэтому свободно доставлять её повсюду, куда захочется, нет технической возможности. 

1 апреля 2021 года. Бабушку прививают препаратом компании «Пфайзер» в городе Кванджу в центре вакцинации, устроенном в спортивном комплексе (염주체육관). Вакцинация в Корее теперь доступна всем желающим, родившимся до 1 января 1947 года.

Наконец, чтобы не было разочарований, важно не ожидать никаких чудес. Надо помнить: даже если все планы правительства будут выполнены на сто процентов, коллективного иммунитета Корея достигнет в лучшем случае в ноябре. С учётом нынешних задержек с поставками вакцин этот срок может сдвинуться ещё дальше. Наконец, давайте не будем забывать и том, о чём никто сейчас не любит говорить, потому что всё это уже опостылело донельзя: за предстоящие месяцы могут появиться новые мутации вируса, против которых нынешние вакцины окажутся бессильны. В таких суровых условиях, братья и сёстры, лучше не переживать по поводу низкого процента привитых, а радоваться каждой новой прививке. Для душевного здоровья это точно будет полезнее. 

Можете порадоваться, например, за американских военных. По состоянию на 26 марта, 32 процента личного состава воинского контингента США в Корее, а также гражданских лиц, так или иначе с ним напрямую связанных, прошли полный курс вакцинации препаратом компании «Модерна». Из 65 тысяч человек, имеющих право на вакцинацию по данной программе, привито 22,5 тысячи. В их числе есть и как минимум несколько десятков южнокорейцев, военных и гражданских, которые находятся в постоянном контакте с персоналом американских гарнизонов. Новость эта и в самом деле очень хороша, потому что среди американцев в Корее заболеваемость ковидом до сих пор была в среднем намного выше, чем среди южнокорейцев. Причина проста: коронавирус постоянно «импортировался» из США вместе с вновь прибывающими военнослужащими. Всего в войсках США в Корее зафиксировано 807 случаев коронавирусной инфекции. Это 1,2 процента от 65 тысяч человек. В Корее в целом, напомню, на 51,8 миллиона населения выявлено 103,6 тыс. инфицированных, или 0,2 процента. То есть в корейском населении вирус регистрировался в среднем в 6 раз реже, чем среди персонала американских баз. А значит, пусть американцы поскорее все до одного прививаются, мы за них только рады. 

Такие дела. 

Кстати, вы можете следить за важнейшими корейскими новостями, подписавшись на мой канал в Телеграме, Фейсбуке, Твиттере или на Яндекс.Дзене.

Добавить комментарий