Дневник коронавируса в Корее: затишье перед бурей?

Основные факты:

  • среднее число новых заражённых стабильно держится в районе 400 в день;
  • новая вспышка на мясокомбинате в Ансоне;
  • всех легальных иностранных рабочих в Кёнгидо заставят сдать анализы;
  • с начала кампании вакцинации привито более 380 тысяч человек;
  • прививки вакцинами «АстраЗенеки» и «Пфайзера» можно будет делать пожилым людям;
  • две медсестры заразились вирусом вскоре после прививки. 

Как вы наверняка знаете, Южная Корея в плане пандемии коронавируса относится к числу относительно благополучных стран. За всё время эпидемии, то есть более чем за 13 месяцев, среди жителей Кореи и тех, кто в этот период приезжал сюда, было выявлено в общей сложности около 93 тысяч носителей вируса. Для сравнения: в США в период с ноября по начало в февраля находили более 100 тысяч инфицированных каждый день. В России в тот же период только по официальным данным ежедневно выявляли от 15 до 29 тысяч заражённых. В Германии на пике эпидемии в декабре было от 16 до 25 тысяч случаев в день. И так далее.

На протяжении большей части прошлого года в Корее находили всего по несколько десятков вирусоносителей в сутки, но бывали и обострения. Самое сильное из них началось во вторую неделю ноября, а пика достигло под самый конец года, когда ежедневно выявляли более 1000 случаев, то есть в Корее всё стало уже почти как у людей. К концу января, однако, вспышка начала затухать и Корея, слава богу, снова далеко отстала от всего прогрессивного человечества. Впрочем, ежедневно выявляемое число вирусоносителей не вернулось к прежним показателям, наблюдавшимся до обострения, а стабилизировалось на уровне на порядок выше, а именно — в районе 400 человек в день. Конкретно если, то во вторую неделю февраля находили в среднем 382 инфицированных в день, в третью неделю — 482, в четвёртую — 392, а в первую неделю марта — 391. 

С точки зрения эпидемиологов такая стабильность ни о чём хорошем не говорит. Она может свидетельствовать о том, что принимаемые меры не способны остановить распространение коронавируса и что любое ослабление карантина чревато новыми обострениями. Напомню, что ослабление недавно как раз было и что в Корее теперь открыты все предприятия сфер торговли, услуг и развлечений, а также начались занятия в школах. 

Кстати, 7 марта в одной из старших школ в столичном муниципальном округе Кандон-гу выявили 14 носителей коронавируса. Будем надеяться, что это единичный случай (угу). 

СВЕЖИЕ ДАННЫЕ

В Международный женский день 8 марта (нет, в Южной Корее это не праздник, а обычный рабочий день) выявлено 446 носителей коронавируса. Это соответствует «новой норме»:  показатели в интервале от 300 до 500 человек наблюдаются уже почти 2 месяца, хотя несколько раз число заражённых и зашкаливало за 500. В предыдущий день — в воскресенье 7 марта — нашли 346 новых вирусоносителей, 6 марта их было 416, а 5 марта — 418.  

Как и прежде, большинство новых случаев зафиксировано в столичной зоне, где проживает половина жителей страны и плотность населения особенно велика. Из 427 местных случаев заражения 8 марта (остальные 19 были «импортными» — их выявили среди тех, кто только что прибыл в страну) 299 нашли в Сеуле, Инчхоне и провинции Кёнгидо. Это ровно 70 процентов. Среди других коронавирусных мест выделяются: Кванджу — крупный город на юго-западе страны (32 случая), пров. Чхунчхон-Пукто (21), Пусан (19), пров. Чхунчхон-Намдо (14), пров. Канвондо (13) и Ульсан (11). 

Вновь постепенно растёт число людей, находящихся в изоляции с коронавирусом, так как новых больных теперь появляется немного больше, чем выписывают старых. На максимуме в ходе текущей вспышки, то есть в начале января, на карантине в Корее сидело более 18 тысяч носителей вируса, но потом это число стало постепенно снижаться и 2 марта достигло минимума: 7428 человек. К 8 марта это число подросло до 7718 человек. 

Тяжёлых больных, то есть тех, чья жизнь поддерживается устройствами искусственной вентиляции лёгких или насыщения крови кислородом, в Корее 8 марта было 128 человек. Это в разы меньше, чем на пике эпидемии. Опасности того, что кто-то из больных ковидом может не получить экстренной помощи из-за нехватки специализированных больничных коек, сейчас нет.  

За 8 марта скончалось 3 носителя коронавируса. За весь период эпидемии в Корее с января прошлого года умерло 1645 больных ковидом. Для сравнения: в США за последнюю неделю в среднем в день умирало по 1668 вирусоносителей, в Бразилии — по 1496, в России (по официальным данным) — 416, в Германии — 262.

КТО НАМ ПОРТИТ СТАТИСТИКУ

Корею в последнее время обычно относят к числу развитых стран. Однако некоторые «хвосты» от периода, когда она была страной бедной и развивающейся, остаются. Это проявляется, например, в отношении некоторых работодателей к рабочим как к быдлу, которое можно и нужно держать в чёрном теле и не особо заботиться об условиях его труда, не говоря уже о каких-то там непонятных карантинных мерах. А те, кто недоволен, пусть валят, не жалко. На их место всегда найдутся какие-нибудь отчаявшиеся люди из Камбоджи или Узбекистана, готовые мириться с тем, что к ним относятся как к скоту.

Самый свежий пример подобного рода — мясокомбинат и мясной оптовый рынок в городе Ансоне (안성) провинции Кёнгидо, где выявлено несколько десятков носителей коронавируса. Всего там работает 577 человек. Всех их теперь заставили сдать анализы, результаты продолжают поступать, так что, скорее всего, заражённых будет ещё больше. По последним данным (на вечер 9 марта) с мясокомбинатом в Ансоне уже связано 90 случаев инфекции, включая работников и всех остальных, кто успел от них за эти дни заразиться. 

Злополучный мясокомбинат в Ансоне

Как выяснилось, большинство заражённых трудились на мясокомбинате на самой грязной работе — промывке кишок. И это то, что я имею в виду, говоря о психологии страны «третьего мира»: раз ты моешь кишки от дерьма, значит, ты из касты неприкасаемых и никаких условий труда тебе не положено по определению. Так оно и было: работа на мясокомбинате велась в тесноте, в плохо проветриваемом помещении, условия для распространения коронавируса в котором были просто идеальными. Надо ли говорить, что более двух десятков инфицированных оказались иностранцами? Ну, а как же им там не оказаться, на такой-то работе? И они, разумеется, жили все вместе в одном общежитии. 

Власти Ансона решили до 14 марта закрыть все общественные учреждения и заведения, такие как библиотеки, культурные центры и спортивные объекты, чтобы попытаться предотвратить дальнейшее расползание инфекции. 

ВИНОВАТЫ ИНОСТРАНЦЫ?

Из сказанного выше, а также разных предыдущих новостей, вы могли бы подумать, что одной из причин, почему эпидемия никак не утихнет, являются условия труда на некоторых корейских предприятиях. Если вы и впрямь так подумали, то знайте, что власти провинции Кёнгидо с вами не согласны. Они считают, что во всём виноваты иностранцы, ведь именно иностранцы то и дело фигурируют в сообщениях о вспышках инфекции на заводах. Властям, видимо, не приходит в голову, что иностранцы сейчас работают на всех заводах, где нет нормальных человеческих условий, и именно поэтому заражаются. А не потому, что они какие-то особенные люди с лишней хромосомой или типа того, по природе своей склонные к ковиду. Соответственно, если кому-то хочется победить эпидемию, то надо бы навести порядок на таких опасных производствах, как мясокомбинат в Ансоне, а не психовать по поводу иностранцев. Однако эта простая мысль до официальных лиц Кёнгидо пока ещё, кажется, не дошла. 

8 марта власти Кёнгидо выпустили распоряжение об обязательном тестировании всех иностранных рабочих в этой провинции на коронавирус. Тем из иностранцев, кто не подчинится приказу, угрожают штрафом в размере до 3 миллионов вон. Анализы необходимо сдать до 22 марта.    

Речь в распоряжении идёт о 85 тысячах легальных рабочих, которые трудятся в Кёнгидо. У властей есть точная информация, где все эти люди находятся, и приказ будет доведён до хозяев их предприятий. То есть вряд ли возникнет ситуация, когда кто-нибудь из рабочих не узнает, что ему требуется сдать анализы, а потому не сдаст и будет за это наказан. 

Что касается нелегалов, то их тоже зовут пройти тестирование и обещают, что никто их задерживать и депортировать не будет. 

Возникают, правда, вопросы. Ну, хорошо, вот вы сейчас всех протестируете. У кого-то, может быть, даже найдёте коронавирус. А остальные вернуться на эти свои мясокомбинаты и прочие такие места с идеальными условиями для распространения инфекции и продолжат дальше успешно заражаться. Некоторые наверняка заразятся прямо в тот же день, сразу после сдачи анализов. И какой тогда смысл во всей этой массированной спецоперации против иностранцев, если вы не собираетесь ничего менять в принципе? 

А я вам скажу, какой смысл. Губернатор провинции Кёнгидо сейчас метит в президенты. Он популярный политик. А почему он популярен? Потому что делает то, чего от него хотят люди. А люди сейчас напуганы злопакостными чужеземцами, которые повсюду распространяют свою мерзкую заразу. Люди требуют принятия мер. И вот героический губернатор бросается в бой, чтобы грудью своей защитить родных сограждан от иностранной угрозы, и так далее. Рейтинг губернатора теперь вырастет ещё на полпроцента, а то и на целый процент! А эти, которые кишки от дерьма отмывают, потерпят. Им не привыкать. 

ПРИВИВОЧНАЯ КАМПАНИЯ ИДЁТ УСКОРЕННЫМИ ТЕМПАМИ

Есть один волшебный способ сделать так, чтобы ничего не менять в стране в целом и на заводах в частности, но при этом побороть эпидемию: поставить большинству людей прививки. Корея сейчас активно движется в этом направлении. Хотя массовая вакцинация началась здесь только 26 февраля, то есть позже, чем в большинстве других стран, но идёт она такими быстрыми темпами, что, по-видимому, в итоге Корея наверстает отставание и достигнет коллективного иммунитета как минимум не сильно позже других, а то и раньше некоторых. 

Первоначально планировалось, что в первое время будут прививать примерно по 5 с чем-то тысяч человек в день. При таком раскладе число привитых к сегодняшнему дню должно было исчисляться несколькими десятками тысяч. Однако на самом деле за одно только 8 марта, например, было привито 64 тысячи 111 человек. А всего с начала вакцинации прививки получили 383,3 тыс. человек. Конечно, это пока лишь незначительная доля (0,7 %) населения страны, составляющего без малого 52 миллиона человек, но, как говорится, лиха беда начало. 

Вакциной компании «АстраЗенека» привито 377,1 тыс. человек, а вакциной «Пфайзера» — 6200. Вакцина «АстраЗенеки» менее эффективна, но хороша тем, что может храниться при плюсовых температурах, поэтому с её помощью гораздо легче наладить массовую вакцинацию. Не говоря уже о том, что производится она в самой Южной Корее. На данном этапе этой вакциной прививают пациентов медицинских учреждений, в которых люди находятся долгое время. Это дома инвалидов, психиатрические и прочие лечебницы. Кроме того, проводится вакцинация работников муниципальных центров здравоохранения и скорой помощи. Прививки более эффективной, но неудобной в транспортировке вакциной компании «Пфайзер» делают медикам, непосредственно занятым лечением ковидных пациентов.

До сих пор более широкое использование обеих вакцин сдерживалось тем, что их не разрешалось прививать старикам в возрасте от 65 лет, а также подросткам, так как не было надежных данных по эффективности вакцин в названных возрастных группах. Теперь эти ограничения будут сняты. 

8 марта в Управлении контроля заболеваний сообщили, что экспертная комиссия Минздрава одобрила применение вакцины компании «АстраЗенека» для стариков. Аналогичное решение принято и в ряде европейских стран после публикации исследований, проведённых в Великобритании. Согласно результатам этих исследований, даже одного укола вакциной «АстраЗенеки» было достаточно, чтобы предотвратить 80 % случаев госпитализации с ковидом среди людей в возрасте от 80 лет. 

Ранее 5 марта Министерство безопасности продуктов и лекарственных препаратов одобрило широкое использование в стране вакцины компании «Пфайзер». Это немного странно, учитывая, что тысячам медиков эту вакцину уже привили, но дело здесь в каких-то чисто бюрократических заморочках. 117 тысяч доз вакцины для медиков было получено по линии Всемирной организации здравоохранения, поэтому одобрения местных властей для неё вроде как не требовалось (не спрашивайте; по кочану). Однако Корея ещё и напрямую договорилась с компанией «Пфайзер» о поставке вакцины на 23 миллиона человек, и вот тут уже отдельное разрешение оказалось необходимо (говорю же, по кочану). После того, как Министерство безопасности продуктов и лекарственных препаратов дало такое разрешение, принципиальных проблем не осталось, так что в скором времени и эту вакцину начнут широко использовать, в том числе для вакцинации стариков. С подростками пока непонятно. 

И последнее. Хотя, конечно, вы наверняка сами всё понимаете, но на всякий случай ещё раз обращу ваше внимание: если вам поставили прививку, это не повод тот час же перестать соблюдать все меры предосторожности и устраиваться на мясокомбинат в Ансоне мыть кишки. Мало того, что ни одна прививка не даёт стопроцентной гарантии против заражения, так для выработки иммунитета ещё и требуется довольно длительное время. 

В качестве примера можно привести случай двух медсестёр из Центральной государственной больницы (국립중앙의료원), которая находится в Сеуле около рынка Тондэмун. 28 февраля им поставили первый из двух уколов вакциной «Пфайзера». Однако 7 марта у одной из них нашли коронавирус. После этого обследовали 40 человек, с которыми она контактировала, и нашли вирус у второй медсестры. Причина проста: нужно как минимум две недели, чтобы после прививки в организме образовалось достаточное количество антител и он смог противостоять инфекции. А до того, да и после того тоже, надо продолжать соблюдать меры предосторожности.

Такие дела.  

На заглавном фото: люди, которые планируют выехать за границу, сдают анализы на коронавирус в Центральной государственной больнице в Сеуле (국립중앙의료원).

Кстати, вы можете следить за важнейшими новостями Кореи, подписавшись на мой канал в Телеграме, Фейсбуке, Твиттере или на Яндекс.Дзене.

Дневник коронавируса в Корее: затишье перед бурей?: Один комментарий

Добавить комментарий