Дневник коронавируса в Корее: рано обрадовались?

В своём прошлом обзоре ситуации с коронавирусом в Корее я, помнится, писал: «По опыту гриппа мы знаем, что вирусы любят февраль и март, хотя и предпочитают им декабрь с январём. Так что если в скором времени мы увидим новую массовую вспышку эпидемии, это никого не должно удивить». Прошло ровно четыре дня, и вот за 16 февраля в Корее выявили 621 носителя коронавируса. Это в полтора или два раза больше, чем было в предыдущие дни, и самый высокий показатель с 10 января. 

Означает ли, что у нас опять крупные неприятности на коронавирусном фронте? Пока, как мне кажется, торопиться с пессимистическими прогнозами не стоит. Надо подождать и посмотреть. Да, в самые последние дни возникла парочка крупных очагов инфекции, о которых речь ещё пойдёт ниже. Но есть подозрение, что основной источник резкого роста числа новых вирусоносителей 16 февраля связан с окончанием каникул по случаю восточного Нового года, продолжавшихся с 11 по 14 февраля. Праздник, как в песне поётся, кончился (кстати, с Новым годом, с новым счастьем), так что теперь «добрые люди второпях надевают кальсоны» и бегут сдавать анализы, которые им недосуг или негде было сдать в новогодние дни. То есть резкий скачок 16 февраля может быть временным явлением. Во всяком случае, президент и правительство, наверное, сейчас очень на это надеются, потому что иначе им потом не избежать критики за преждевременное ослабление карантинных мер.

ХУДШИЙ ПОКАЗАТЕЛЬ ЗА ПЯТЬ НЕДЕЛЬ

621 положительный анализ 16 февраля представляет собой довольно резкий скачок в сравнении с предыдущими днями. За 11 февраля, например, в Корее было найдено 403 новых носителя коронавируса, за 12 февраля — 362, за 13 февраля — 326, за 14 февраля —  354, и за 15 февраля — 457. Хуже, чем 16 февраля, в последний раз было уже давно — 10 января, когда нашли 657 вирусоносителей. 

С другой стороны, до декабрьских рекордов Корее пока далековато. Напомню, что в конце прошлого года показатели в интервале от 800 до 1100 случаев в день держались долго и чуть было не стали новой нормой, а рекорд, установленный 24 декабря, равнялся 1241 случаю, что вдвое больше, чем 16 февраля. 

Подавляющее большинство новых случаев заражения пришлось на столичную зону. Она дала 70,3 % всех новых инфицированных. «Помогла» в этот раз и примыкающая к столичному региону провинция Чхунчхон-Намдо: довольно крупный очаг инфекции обнаружен на одном из заводов в городе Асане. 

По данным Управления контроля заболеваний, среди свежих коронавирусных кластеров, то есть очагов массового заражения с установленным источником инфекции, помимо заводов, есть четыре больницы (включая две университетские в Сеуле — Сунчхонхян и Ханян), детский сад, предприятия общепита, сауна, спортзалы, хагвон, церковь. Очаги инфекции формировались также после частных встреч родственников и знакомых (кстати, с Новым годом, с новым счастьем). 

ЗАВОД БОЙЛЕРОВ В АСАНЕ

Одним из крупнейших очагов инфекции в эти дни стал завод бойлеров в Асане провинции Чхунчхон-Намдо. Завод принадлежит известной компании «Китурами» (귀뚜라미보일러). Компания настолько крута, что их бойлер стоит даже у меня дома. Работает вроде нормально. Более того, у «Китурами» даже есть отдельный сайт на чуть-чуть русском языке и представительство в РФ. Я, может, ещё сильнее похвалил бы эту компанию, но не буду, так как она мне денег за рекламу не платила (а жаль), поэтому сообщу только, что по состоянию на полдень 17 февраля на заводе «Китурами» в Асане выявлено 114 носителей коронавируса, в том числе 60 человек — за последние сутки. 97 человек из 114 — работники завода, а остальные — члены их семей и знакомые, причём не только в Асане или Чхунчхон-Намдо, но также и в Кёнсан-Пукто, Тэгу, Канвондо и на Чеджудо. То есть асанский вирус на месте не сидит, а расползается по стране (с Новым годом, кстати, с новым счастьем). 

На заводе в Асане трудятся порядка 640 человек. Вентиляция в бытовках и туалетах там, по сообщениям санитарных органов, практически никакая. В одном из корпусов вирус найден просто повсюду — на кондиционерах, в раздевалке, на автомате по продаже напитков, на столе в комнате для совещаний. Так что заражённых в итоге может оказаться ещё больше. Сейчас завод временно закрыт.    

ЗАВОД ИЗДЕЛИЙ ИЗ ПЛАСТИКА В НАМЯНДЖУ

Ещё одна вспышка на производстве случилась буквально только что, поэтому, насколько я понимаю, в сводную статистику за 16 февраля войти не успела и испортит нам уже будущие показатели. Дело было в окрестностях города Намянджу, а точнее — на пластиковом заводе в промышленном комплексе Чингван (진관산업단지) в посёлке Чингон (경기 남양주시 진건읍). Там выявлено 115 носителей вируса, причём большинство из них — иностранные рабочие. 

Началось всё с того, что 13-го числа, то есть во время праздничных выходных (с Новым годом, с новым счастьем, ага), один камбоджиец с завода в Чингоне, находясь в Сеуле, почувствовал симптомы ковида и обратился в больницу университета Сунчхонхян (где-то мы про неё уже слышали). 16 февраля (заметим удивительную «оперативность») центр здравоохранения столичного муниципального округа Йонсан-гу известил руководство пластикового завода о положительном анализе камбоджийца. После этого всех 177 рабочих заставили сдать анализы (см. заглавное фото). По данным на 11 часов утра 17 февраля, 115 анализов оказались положительными, а ещё 16 — сомнительными, то есть требующими новой проверки. 106 из 115 инфицированных — иностранные рабочие.  

В промышленном комплексе Чингван, кстати говоря, трудятся 1200 человек. Так что не исключено, что заражённых найдут больше. Не говоря уже о том, что все эти люди на праздники куда-нибудь да ездили и кого-нибудь да заражали. Подтверждённые случаи таких заражений уже есть. 

Так и живём. Всем крепкого здоровья. Ну, и с Новым годом, с новым счастьем!

Кстати, вы можете следить за важнейшими корейскими новостями, подписавшись на мой канал в Фейсбуке или Твиттере, а также на Яндекс.Дзене.

Дневник коронавируса в Корее: рано обрадовались?: Один комментарий

Добавить комментарий