Сугёнвон — могила матери принца Садо

В последние дни я, как савраска, бегал тут по горам, по долам и без устали снимал — да не абы что, а всё такое из себя вечное, нетленное, так что на всякую ерунду, вроде новостей, времени и сил совершенно не оставалось, простите. Отснятое я не буду по своей прежней крайне порочной привычке выкладывать всё сразу одной кучей по 200 фотографий, а сделаю из него длинный культурно-исторический сериал (дораму), в меру захватывающий, с должным количество трупов, как в разных «играх престолов». 

Вот прямо с трупов — а также престолов — и начнём. Сегодняшняя наша экскурсия будет на королевское кладбище Соорын (서오릉, 西五陵), расположенное у северо-западной окраины Сеула. Административно оно попадает на территорию города Кояна, но в реальности это буквально сразу на выезде из столицы. 

Из иероглифического названия Соорына некоторые особо продвинутые граждане сразу догадаются, что там находятся пять королевский могильников. Правда, на самом деле могил там давно уже больше, но не в этом суть.  

За каждым могильником Соорына, естественно, скрывается масса захватывающих историй, всех сразу и не расскажешь, вот я и не буду. Остановимся для начала у одной из самых скромных могил на всём кладбище. В ней похоронена наложница короля Йонджо (его годы правления: 1724–1776). Звали наложницу Йонбин (영빈). Родилась она в 1696 году, поступила во дворец пятилетней девочкой, в 1726 году стала возлюбленной государя, а в 1735 году родила ему сына, который теперь известен под именем наследного принца Садо (사도). Сразу скажу, что я здесь всё очень сильно упрощаю, потому что иначе текст превратится в смертную тоску. Например, при жизни никто нашего крон-принца именем «Садо» не называл. Это его посмертное имя. Ну, и так далее. Вы поняли, в общем.

Холм на могиле матери принца Садо

Больше всего Садо прославился своим безумием, жестокостью и бессмысленными убийствами придворных. На эту тему снято несколько фильмов и сериалов. Одна из самых популярных кинолент о бешеном принце вышла на экраны в 2015 году и так и называлась — «Садо»

О бедной Йонбин, матери Садо, известно, что ей пришлось самолично подговорить короля Йонджо решить проблему их совместного ребёнка самым кардинальным образом — по знаменитому принципу «нет человека, нет проблемы».  Йонджо послушался Йонбин и заточил принца в деревянный короб из-под риса размером чуть больше кубометра, где Садо и скончался без еды и воды, промучившись неделю. 

Спустя века после этих драматичных событий, когда страсти подулеглись, Садо получил посмертный титул короля (поэтому официально его положено теперь именовать королём Чанджо), а мать его, таким образом, стала матерью не наследного принца, а государя, что существенно подняло её посмертный статус. Поэтому могила Йонбин сейчас называется Сугёнвон (수경원, 綏慶園): иероглифом «вон» обозначают как раз захоронения наложниц, ставших матерями короля, а также могилы некоторых других особ ранга очень высокого, но ниже королевского.

Кстати, названия могил «полноценных» королей и королев оканчиваются на «рын» (릉). Есть и ещё одна, «третьесортная», категория могил членов королевской семьи — «мё» (묘), она по статусу ниже «вон».  Но об этом — в будущих репортажах.  

P.S. Могильник Сугёнвон раньше находился в Сеуле, там, где сейчас университет «Йонсе», но в 1970 году его перенесли на нынешнее место.  

P.P.S. Если поедете туда, учтите, что к могилам, вообще-то, приближаться нельзя. Вы спросите, как это удалось мне? А я не стану отвечать. Это большой секрет потому что.  

Добавить комментарий