Как заработать миллиард долларов

Ответ на вопрос мне ветер принёс, мне ветер на крыльях принёс.

Боб Дилан

Прошлой ночью синоптики пугали южнокорейцев сильным ветром, морским штормом и десятиметровой волной. И правильно пугали: ветер и впрямь обладает страшной разрушительной силой, шутки с ним плохи. Однако колоссальную энергию ветра можно использовать и в мирных целях. Например, для зарабатывания больших денег. 

Знакомьтесь: г-н Ким Сонгвон (김성권), простой корейский миллиардер. Родился 67 лет назад в крестьянской семье. Свою учёбу в столичном университете «Чунан» (중앙대) оплачивал сам, подрабатывая на почте и частными уроками. Теперь он один из самых богатых людей в Корее. Вместе со своими родственниками Ким владеет 51% акций компании CS Wind, а стоит этот пакет акций 1,4 миллиарда долларов. Компания занимается производством полых стальных башен, на которые сверху устанавливают ветрогенераторы, то есть участвует в строительстве ветроэлектростанций. 

Ким Сонгвон

Между прочим, миллиардером Ким стал совсем недавно. Стоимость акций его компании начала особенно быстро расти только в самые последние годы, а за 2020 год подскочила почти в 5 раз.  

В 1970—1980-е гг. Ким Сонгвон работал в строительном бизнесе. Свои первые неплохие деньги он заработал на стройках в Саудовской Аравии. В конце 1980-х годов у Кима уже было своё предприятие, производившее металлические конструкции, в том числе трубы для тепловых электростанций. Но со временем его чрезвычайно увлекла идея развития ветроэнергетики — и, как теперь выясняется, он здорово угадал.  

В 2003 году Ким открыл во Вьетнаме завод, производящий башни для ветрогенераторов. Пять лет спустя бизнесмен нашёл крупного инвестора в лице группы Goldman Sachs, которая вложила в его бизнес 43 миллиона долларов. Ким продолжал успешно расширять производство, пока его компания CS Wind не превратилась в крупнейшего в мире производителя ветрогенераторных башен. Причём её перспективы становятся всё более радужными чуть ли не с каждым днём, ведь и в Корее, и во многих других странах мира постоянно растёт спрос на ветряки, а значит и на башни для их установки.  

CS Wind сейчас, помимо Вьетнама, имеет заводы в Малайзии, Китае, Турции, Великобритании, на Тайване и продаёт свои башни таким гигантам ветроэнергетической отрасли, как «Сименс Гамеса» (Siemens Gamesa Renewable Energy), «Дженерал электрик» (General Electric) и «Вестас» (Vestas). Ким задумал построить завод ещё и в США, где администрация нового президента Джо Байдена явно собирается всерьёз заняться вопросами экологии. 

Правда, не всё идёт гладко. В частности, завод в Великобритании, а точнее — в Шотландии, сейчас простаивает: что-то там никак не срастается с заказами. Это вызывает ропот шотландцев, которые возмущены тем, что ради создания рабочих мест они помогли корейцам построить завод за счёт средств местного бюджета, но взамен так ничего пока и не получили… Ну, будем надеяться, что Ким Сонгвону удастся как-то решить эту проблему, ведь до сих пор ему многое удавалось.      

«Руководить бизнесом, — говорит он, — это значит постоянно ставить перед собой новые цели. Когда цель достигнута, нужно переходить к следующей. Так я и управляю своей компанией». 

Наверняка столь позитивная философия сильно помогает Ким Сонгвону, но есть и другой, не менее мощный локомотив роста его бизнеса: массированная поддержка индустрии возобновляемых источников энергии со стороны государств и корпораций по всему миру. По оценкам BloombergNEF, капиталовложения в сфере экологически чистой энергетики за последние 15 лет увеличились в пять раз и в 2020 году впервые превысили полтриллиона долларов. Инвестиции в ветроэнергетику в прошлом году, согласно расчётам BloombergNEF, правда, несколько сократились (на 6 %), но, во-первых, они всё же составили около 143 млрд долларов, а во-вторых, сокращение, скорее всего, будет временным, так как отражает не отказ от использования энергии ветра, а трудности происходящего сейчас перехода от наземных проектов к офшорным. 

Многие мировые правительства, подобно корейскому бизнесмену Ким Сонгвону, ставят перед собой весьма смелые цели, особенно в сфере экологии. Джо Байден, например, хочет, чтобы в США к 2035 году вся электроэнергия производилась без использования углеводородного сырья, то есть нефти, газа и каменного угля. Китай планирует добиться того же к 2060 году. Руководители стран ЕС договорились к 2030 году сократить выбросы парниковых газов как минимум на 55 %. 

Кстати, и корейский президент Мун Джэин периодически выступает с разными обещаниями и что-то говорит про 2050 год, но я вам честно скажу, что по этому конкретному вопросу я не верю ни единому слову г-на Муна, поэтому даже не буду пересказывать, чего он там наобещал — и не просите. Дело не в нём лично, он так-то нормальный президент. Дело в системе, которую трудно поменять. Поэтому слишком много прежних — широко разрекламированных — планов Южной Кореи в области экологически чистой энергетики остались невыполненными. И не просто не выполненными: их никто даже и не собирался выполнять. Наоборот, использование углеводородного сырья в Корее все последние годы непрерывно росло, парниковых газов выбрасывается всё больше и больше, а доля возобновляемых источников энергии по-прежнему совершенно незначительна. Так что пока на этом фронте никаких серьёзных перемен нет, позвольте мне пропускать очередные обещания корейских президентов на тему «зелёной» энергетики мимо ушей и вам советую делать то же самое.   

Тем не менее, в Корее ли, в США ли, на Тайване ли, но перед Ким Сонгвоном сейчас открываются новые радужные перспективы освоения многомиллиардных госинвестиций, поэтому неудивительно, что акции его компании растут как на дрожжах. Кстати, в других странах на этой почве тоже появились многомиллионные состояния. Среди новых «эко-богачей», например, немец Клаус Заутер, возглавляющий компанию VERBIO Vereinigte BioEnergie AG, которая производит биотопливо, или американец Джордж Сакелларис (George Sakellaris), владелец компании Ameresco, работающей в сфере экологически чистой энергетики. Акции двух упомянутых компаний за один только предыдущий год подорожали втрое. 

Что касается CS Wind, то в 2017 г. её выручка составляла 312 млрд вон, а в 2019 году выросла в два с половиной раза до 799 млрд. В первые 9 месяцев 2020 года объём продаж компании увеличился на 16 процентов в сравнении с аналогичным периодом прошлого года и достиг 695  млрд вон. Чистая прибыль за тот же девятимесячный период равнялась 49,3 млрд вон. В общем, как говорится, чтоб вы так жили. Одно «но»: бизнес компании на 80 процентов держится всего на трёх крупных заказчиках, и если хотя бы один из них откажется работать с CS Wind, у неё будут проблемы. Конкуренты ведь не дремлют: к настоящему времени многие уже успели догадаться, что башни для ветряков — выгодный бизнес. Так что теперь Ким Сонгвону для успешного развития компании потребуется не только расчёт, но и правильное расположение звёзд на небе. Давайте пожелаем ему удачи.

Добавить комментарий