В Корее начался геноцид домашней птицы

В последние пару месяцев Корею одолевают разные вирусы. Один из них хорошо знаком сейчас людям во всём мире — это новый коронавирус, официально обозначаемый SARS-CoV-2.  Вторая зараза тоже печально знаменита — но в основном среди ветеринаров, а не обычных врачей. Речь идёт о птичьем гриппе. 

Птичий грипп — это самый обыкновенный грипп, возбудители его (в Корее встречались разновидности H5N1, H5N6 и H5N8) — практически родные братья вирусов, вызывающих грипп А у человека. Болеют птичьим гриппом чаще всего — сюрприз! — птицы, особенно домашние, такие как куры и утки. Человека птичий грипп заражает крайне неохотно: надо очень сильно постараться, чтобы заразиться. Но если у вас получилось, то, согласно статистике, с вероятностью 60 % вы — труп. Птичий грипп не теряет времени на всякую ерунду, вроде горла и бронхов, а сразу принимается за лёгкие. Результат в точности такой же, как у некоторых ковидных пациентов: неадекватная реакция иммунной системы —> цитокиновый шторм —> морг.  

Впрочем, главная беда с птичьим гриппом — это всё-таки его высочайшая заразность для домашних птиц. Плюс протекает он у них зачастую тяжело и может выкосить под корень всю птицеферму. Дикие пернатые уже приспособились к вирусу и переносят его в лёгкой форме, но домашних при этом успешно заражают. Поэтому-то корейские ветеринары и птицеводы смотрят на перелётных птичек, любящих останавливаться на отдых в Корее, как на ужас, летящий во мраке ночи, и даже, не побоюсь этого слова, экзистенциальную угрозу. 

В Корее не далее как в 2016–2017 годах из-за чудовищной вспышки гриппа пришлось забить десятки миллионов домашних птиц. Это привело не только к огромным убыткам для птицеводства, но и отразилось на всём населении, потому что в стране случилась резкая нехватка куриных яиц, а те, что были, стали в два-три раза дороже. Если до эпизоотии (то же, что эпидемия, только у животных) куриные яйца стоили от трёх-четырёх тысяч вон за упаковку из 30 штук, то в разгар геноцида курей дешевле восьми-десяти тысяч вон яиц не было, если они продавались вообще. В ту пору Корее пришлось срочно организовать импорт яиц, потому что ладно бы обычные покупатели — они какое-то время могли и перебиться без яичницы, но есть же ещё, например, пекарни, которые без яиц просто не могут работать. 

Забой кур — это, к сожалению, самый эффективный и быстрый способ остановить распространение заразы. Есть ещё вакцинация, но она находит лишь ограниченное применение. При обнаружении хотя бы одной больной птицы по корейским правилам положено забивать не только всё поголовье фермы, но и птиц на других фермах в радиусе 3 километров от очага инфекции. Поэтому-то во время серьёзной вспышки гриппа счёт пернатых жертв идёт на миллионы. Другие принимаемые в таких случаях противоэпидемические меры включают анализы на вирус птичьего гриппа в радиусе 10 километров от очага и запрет на всякое движение транспорта с ферм и на фермы.

Во время эпизоотии на сельских дорогах Кореи периодически появляются вот такие заслоны движению автотранспорта

А теперь перейдём к собственно новостям. В конце октября в Корее опять стали находить птичий грипп. Сначала его выявили у диких птиц, причём обнаружена была особо заразная разновидность H5N8 (кстати, она любит только птичек и людям не передаётся; точнее, пока ни одного случая такой передачи в мире не зафиксировано — в отличие от H5N1, H5N6). На птицефермах тот же тип вируса нашли в конце ноября. По состоянию на 18-е число выявлено 18 (так совпало) случаев болезни в целом ряде провинций страны: Чолла-Намдо, Чолла-Пукто, Чхунчхон-Намдо, Чхунчхон-Пукто, Кёнсан-Намдо и Кёнгидо (кажется, проще было перечислить провинции, где пока ничего не нашли).

Вспышки гриппа немедленно послужили сигналом к массовому забою птиц. Всего на 18 декабря истреблено 6,1 миллиона птиц, в том числе 4 миллиона кур, 1,2 миллиона перепелов (메추리) и 900 тысяч уток. 

Хотя ликвидируемых птиц, бывает, просто закапывают живьём — экскаваторами — в специальные могильники, то есть особо не церемонятся, столь масштабный геноцид всё равно требует много рабочих рук. В местных фейсбучных  группах я уже видел объявления о наборе иностранцев на утилизацию кур. Что ж, логично: во-первых, корейцев на такую работу найти нелегко, а во-вторых, иностранцев не жалко, даже если они по неосторожности заразятся и помрут.

Дезинфекция

Кстати, не говорите потом, что я вас не предупреждал: прямой контакт человека с больной птицей чреват заражением. Пусть риск его и близок к нулю, но гарантий в подобных делах никто не даёт, и, если вы всё же собрались поучаствовать в массовой резне, соблюдайте, пожалуйста, меры предосторожности. Впрочем, большинство птиц, которых вам предстоит умертвить, будут совершенно здоровыми, просто им, увы, не повезло оказаться на заражённой ферме — или на других фермах в радиусе трёх километров от очага.  

Такие дела.

Добавить комментарий