Корейская вона продолжает быстро расти относительно доллара

Весна и лето нынешнего года были отмечены не только распространением известного всем заболевания, но и сильным падением котировок южнокорейской воны относительно американского доллара. Начав расти ещё в январе — с отметки порядка 1160 вон — средневзвешенный курс доллара затем уверенно преодолел рубеж 1200 вон, а однажды — дело было в марте — вырос до 1285,7 воны. Впрочем, всё это теперь в прошлом. Где-то с середины сентября корейская валюта уверенно поползла вверх, и к пятнице 4 декабря доползла до отметки 1082,1 воны за доллар, то есть до уровня, которого мы не наблюдали с июня 2018 года. 

Прежде чем я расскажу вам подробнее, что, как и почему, хочется обязательно отметить следующее. К мнениям разного рода экспертов и комментаторов на тему валютных курсов и прочих биржевых котировок надо всегда относиться с долей здорового скептицизма, потому что сегодня они вам очень убедительно расскажут, почему данная валюта растёт и будет расти дальше, а назавтра, когда она обрушится в тартарары, они и это тут же объяснят — не менее убедительно и ничтоже сумняшеся. Для тех, кто забыл смысл выражения «ничтоже сумняшеся», переведу его с церковнославянского на русский: с наглой бесстыжей мордою. И дело даже не в том, что наши эксперты какие-то неправильные, нехорошие эксперты, а в том лишь, что на курсы валют действует множество факторов, порой самых неожиданных и объективно непредсказуемых. Это могут быть не только какие-нибудь реальные тенденции в экономике или политике, но и чисто биржевые дела, когда кто-нибудь бросается что-нибудь скупать или распродавать из каких угодно соображений, или, например, скрытые интервенции центральных банков, которым по той или иной причине не нравятся текущие котировки национальных валют, причём и то, и другое, и третье может происходить одновременно и разнонаправленно. Ну, вы поняли. Наверное.

И вот теперь, зарядившись здоровым скептицизмом, давайте вместе с вами погадаем на графиках курса доллара по отношению к воне. Сначала посмотрим график за последние 25 лет, чтобы понять, какие курсы тут вообще бывают и к чему, если что, надо быть готовыми. 

Курс доллара США по отношению к южнокорейской воне за последние 25 лет (в вонах за 1 доллар)

Как видим, за прошедшую четверть века были как периоды относительной стабильности, так и какие-то чудовищные всплески, когда доллар резко дорожал, а вона, соответственно, наоборот, резко дешевела. Если вы сами вдруг не в курсе, то старожилы вам с удовольствием объяснят, что всплески эти соответствуют двум крупнейшим мировым финансово-экономическим кризисам. Один из них разразился в 1997–1998 годах и ударил по Корее особенно больно, а второй случился в 2008 году. Из графика видно, однако, что кризисные всплески были довольно кратковременными, и на большей половине рассматриваемого временного отрезка, в том числе на протяжении всего последнего десятилетия, курс доллара в Корее был довольно стабилен, колеблясь где-то в районе 1100 вон. Плюс-минус. Все мы тут к этой стабильности привыкли, поэтому колебания на валютном рынке в текущем году и привлекли к себе внимание — особенно тех, кто занимается экспортно-импортными операциями, ведь когда речь идёт о достаточно крупных суммах денег, разница между 1100 и 1200 вон за доллар становится нешуточной. 

А теперь давайте посмотрим, что происходило в последние пару-тройку лет. 

Курс доллара США по отношению к южнокорейской воне за последние 4 года (в вонах за 1 доллар)

С февраля 2017 года и до апреля 2019-го курс доллара колебался в районе своей «нормальной» отметки 1100 вон плюс-минус где-то 40. Некоторое укрепление воны в первом полугодии 2018 года эксперты и комментаторы (см. выше) чаще всего связывали с мощным притоком долларов в Корею, обусловленным рекордными объёмами экспорта. Когда долларов на рынке слишком много, они естественным образом дешевеют, а вона относительно них дорожает. Логично? Логично. Не исключено, что именно так всё и было, хотя у меня (тоже знатного комментатора, хе-хе) есть подозрение, что свою роль сыграл и корейский Центробанк. Точнее, сыграло роль его бездействие. В обычных условиях он должен был встревожиться из-за укрепления воны, так как оно очень невыгодно корейским экспортёрам, и начать активно скупать доллары, чтобы устранить их избыток. Но тогда, как мне кажется, Центробанк побоялся этим заниматься, поскольку именно в то время администрация Трампа рвала и метала и грозила включить Корею в чёрный-пречёрный список манипуляторов национальной валютой. В попытках стран-экспортёров искусственно занижать курсы своих валют Трамп не без оснований видел угрозу американским производителям. И если прежние американские администрации прощали Корее её «прегрешения» по политическим мотивам, то Трамп от подобных союзнических сюсюканий был не в восторге и со многими на этой почве переругался, пытаясь заставить весь мир ему за всё платить. Надо ли говорить, что мало кто в Корее расстроился в связи с поражением Трампа на недавно прошедших выборах? Впрочем, это уже совсем другая история. 

Между тем, с апреля 2019 года корейскую вону начало лихорадить. И у экспертов с комментаторами на то есть прекрасное объяснение: торговая война между США и Китаем. Вашингтон тогда ввёл таможенные пошлины на китайские товары, которые должны были сделать продукцию made in China дороже на американском рынке. Но Китай тоже был не лыком шит: он обрушил курс своего юаня (да-да, провернул ту самую ужасную и отвратительную искусственную манипуляцию) и таким образом нивелировал эффект повышения американских тарифов. Тут уже призадумалась Корея: если китайцы снижают курс юаня и их товары от этого дешевеют, то и нам надо снижать курс воны, чтобы не проиграть китайцам в конкурентной борьбе. Так корейский Центробанк и поступил, не убоявшись даже американских чёрных-пречёрных списков. Доллар в Корее пополз вверх и одно время даже стоил дороже 1200 вон.   

Впрочем, к концу 2019 года страсти вокруг китайско-американских торговых отношений подулеглись, и все надеялись на скорое возвращение к томной и упоительной стабильности, но… тут в Китае кто-то съел летучую мышь… 

Результатом последовавших за этим событий стала паника среди инвесторов, которые за неимением лучших вариантов вложения денег в условиях малого конца света бросились скупать доллары, начавшие от этого сильно дорожать. Так на нашем графике (см. выше) и образовалась последняя горка с несколько истерическим пиком во второй половине марта. В июле–августе курс доллара стабилизировался в интервале примерно от 1180 до 1200 вон, а с середины сентября началось его довольно крутое и уверенное падение, так что теперь он уже пробил отметку 1100 вон и устремился дальше вниз — да так шустро, что эксперты и комментаторы за ним не поспевают. Например, 3 декабря на уровне 1097 вон за доллар они поохали, поахали, после чего спрогнозировали, что такими темпами когда-нибудь доллар может — страшно сказать — дойти до отметки 1080 вон. И что же? А вот что: американская валюта, словно в насмешку, приблизилась к этой самой отметке буквально на следующий день. 

Почему я не стал бы винить экспертов и комментаторов в их излишне осторожных прогнозах? Потому что они, по-видимому, не предполагали, что Центробанк самоустранится от своей обязанности манипулировать валютным курсом ради поддержки отечественных экспортёров, то есть не станет проводить валютные интервенции (во всяком случае, в достаточном объёме). А именно такое самоустранение сейчас, судя по всему, и происходит, потому что вона растёт не только по отношению к доллару, но и по отношению к валютам других стран-экспортёров, то есть прямых конкурентов Кореи, таких как Китай и Тайвань (см. графики ниже). Эксперты и комментаторы явно ожидали активных действий Центробанка и, соответственно, приостановки или более плавного падения курса доллара, но интервенций почему-то не происходит. Или, если они и есть, то недостаточно интенсивные. 

Курс китайского юаня по отношению к южнокорейской воне с июля по начало декабря. Заметно постепенное удешевление юаня, начиная с середины сентября.
Курс тайваньского доллара по отношению к южнокорейской воне с июля по начало декабря. Заметно постепенное удешевление тайваньского доллара, начиная с середины сентября.

А в чём же эксперты и комментаторы видят причины нынешнего роста курса воны, начавшегося в сентябре? Их объяснение таково: после новостей о разработке сразу нескольких вакцин инвесторы успокоились насчёт скорого конца света и перестали скупать доллары. Теперь они, наоборот, массово распродают американскую валюту и вкладывают деньги в разные другие потенциально прибыльные штуки. Например, они бросились скупать акции корейских компаний — да так рьяно, что местные биржевые индексы уже побили все рекорды. Поэтому-то доллар в Корее и дешевеет. 

Как всегда, это объяснение экспертов и комментаторов выглядит совершенно логично. Впрочем, если вы с ним не согласны, вы тоже можете стать комментатором и оставить своё собственное мнение под данной публикацией. Не знаю, как кому, но мне лично будет очень интересно его узнать. 

КСТАТИ
вы можете следить за новостями этого сайта, подписавшись на его аккаунты/каналы в Фейсбуке, в Яндекс.Дзене или в Живом журнале. Заранее от всей души благодарен вам за лайки, комментарии и особенно репосты. Они мне сейчас очень и очень нужны.

Корейская вона продолжает быстро расти относительно доллара: Один комментарий

Добавить комментарий