Анатомия праздника: День корейского письма

Здравствуйте, дорогие друзья. Начинаем заседание Тайного Общества Тех, Кто Знает, Как Всё Обстоит На Самом Деле. Напоминаю основное правило, которое членам Общества следует неукоснительно соблюдать: вся информация, которую вы получаете здесь, строго конфиденциальна. Не следует делиться ею с непосвящёнными. Членам Общества не рекомендуется также спорить с посторонними людьми и пытаться опровергать их заблуждения. Дело в том, что люди любят свои заблуждения гораздо больше, чем истину. Истина же, наоборот, раздражает людей и нередко делает их глубоко несчастными. Мы с вами никого не хотим сделать несчастными, поэтому все наши знания мы держим при себе.  

Тема сегодняшней тайной беседы — День хангыля (한글날), то есть корейской национальной письменности, или, если переводить дословно, “День Великого письма”. 

Отмечают его в Южной Корее ежегодно 9 октября. Причём это самый настоящий государственный праздник и выходной день, а не какая-нибудь там захудалая памятная или профессиональная дата по типу Дня работников российских СИЗО и тюрем (31 октября, готовимся) или Международного дня балалайки (23 июня), которые, кажется, нужны только для того, чтобы, узнав о них, подивиться и немедленно выпить. Поэтому прежде всего хочется поздравить вас, друзья, с прошедшим Днём хангыля и пожелать успехов во всех начинаниях. 

Корейское письмо настолько интересно, оригинально и красиво, что отмечать праздник в его честь всегда приятно. Не все, правда, знают, что же именно празднуется 9 октября. 

Краткие объяснения жителей Кореи обычно сводятся примерно к следующему. В старые времена у корейцев не было своей письменности, так что они вынуждены были писать китайскими иероглифами, что было крайне неудобно, так как корейский язык совсем не похож на китайский. Мучились бедные корейцы, мучились, но 9 октября какого-то там года король Седжон Великий создал, наконец, корейский алфавит хангыль. И тогда корейцы возликовали: теперь они могли запросто овладевать грамотой, ведь, как всем известно, хангыль можно выучить буквально за пару часов! С тех пор жители полуострова уже почти шесть веков радуются и каждый год 9 октября отмечают создание хангыля. Детали этой истории могут несколько отличаться от рассказчика к рассказчику, но общее содержание будет примерно в таком духе. 

А что тут, собственно, не так? — спросите вы, предчувствуя подвох. Да, в общем-то, почти всё не так, — отвечу я. И удивляться этому не стоит, ведь День хангыля — праздник патриотический, а где начинается патриотизм, там наука и исторические факты как правило отходят в сторонку, сливаются с пейзажем и не отсвечивают — по принципу “не плюй против ветра, не стой на пути (у высоких чувств)”. 

Как же всё было на самом деле? Давайте без дальнейших вступлений попытаемся пролить свет истины на данный вопрос. Для этого временно превратимся в хладнокровных патологоанатомов, тщательно препарируем наш праздник, как ту лягушку, и подробно рассмотрим, из чего он состоит.  

Тайное Знание № 1 

В старые времена — с древности и вплоть до конца ХIХ века — в Корее была вполне типичная для того исторического периода ситуация, а именно — своеобразное двуязычие: в быту люди говорили на одном языке, а на письме использовали совсем другой. В средневековой Европе, например, люди могли говорить между собой на каких угодно языках и диалектах, но письменным языком всех образованных людей на континенте долгое время была латынь. И не только письменным. Например, в Московском университете, основанном М. В. Ломоносовым, лекции в первые годы читались только на латинском. Кстати, если говорить о России, то там есть ещё более яркий пример двуязычия, причём его можно наблюдать и в наши дни — это церковнославянский язык, то есть древний, мёртвый, часто непонятный иностранный язык, на котором, однако, в русских церквях по-прежнему ведутся богослужения. 

Если в России иностранные языки использовались, скорее, в порядке исключения, то в старой Корее применение чужого языка на письме было правилом. И языком этим был древнекитайский, который ещё называют “классическим китайским”. В Корее он известен как ханмун (한문), то есть “ханьское письмо”. Древнекитайский был распространён в качестве письменного языка по всей Восточной Азии, в том числе и в самом Китае. Да, не удивляйтесь, и в Китае тоже люди общались на современном им языке (точнее, языках), но писали на древнем, мёртвом. Это был язык высокочтимых предков, язык “высокой культуры”, в отличие от всех этих ваших современных “вульгарных наречий”. 

Если попытаться подыскать аналогию, то представьте себе учителя русского языка, который слышит от ученика что-нибудь типа “ихний”, “евойный”, “потудова”, “посюдова” и так далее. Вообще-то, если вдуматься, не очень понятно, в чём, собственно, проблема с этими словами — слова как слова, самые что ни на есть живые, русские, народные, но тем не менее реакцию нашего учителя несложно предугадать: с его точки зрения, это какой-то ужас, от которого может случиться инфаркт. Точно так же и грамотные корейцы в старые времена относились к разговорному корейскому языку. Идея о том, что на корейском можно что-то писать, была для них не менее дикой, чем слово “звонит” с ударением на “о” для современного учителя русского языка. Писать в старой Корее полагалось исключительно на литературном, благородном, великом и могучем ханмуне. И, разумеется, с помощью китайских иероглифов, которые по-корейски называются ханча (한자).

Использование китайского языка в качестве письменного в старой Корее представляет собой базовый исторический факт, о котором, казалось бы, все должны знать, и всё же очень многие корейцы, включая даже некоторых (если не всех) ваших преподавателей корейского языка, начинают в этом месте путаться, потому что у них в голове засело странное представление, будто корейцы в прошлом писали всё-таки по-корейски, но с помощью китайских иероглифов. Это, товарищи, чудовищная, непростительная ошибка, за которую надо двойки ставить. 

Справедливости ради, иногда и кое-что корейцам по-корейски записывать всё-таки приходилось, и были даже разработаны системы записи корейского языка китайскими иероглифами, но, во-первых, все эти системы были корявыми и не практичными, а во-вторых и в главных, нелюбимыми и нежеланными, и поэтому использовались только в самых крайних случаях.

Тайное Знание № 2 

Король Седжон не создавал “хангыля”, то есть “великого письма”. Он создал “онмун” (언문), то есть “простое/вульгарное письмо”. Как говорится, почувствуйте разницу. 

Портрет короля Седжона имеется на купюре достоинством в 10 тысяч вон (около $9)

“Вульгарное письмо” было опубликовано в эдикте под названием “Хунмин чоным” (훈민정음), то есть “Наставление народу о правильном произношении”. Как красноречиво свидетельствует этот заголовок, вся суть государева проекта вертелась не вокруг буковок, а вокруг произношения. Иначе говоря, Седжон создавал не столько алфавит — хотя и его тоже, сколько фонетическую транскрипцию. Письмо же (которое “вульгарное”) возникло просто как одно из практических следствий того, что Седжон считал главным и ради чего старался. 

На фото — страницы из «Хунмин чоным хэребон», то есть издания «Хунмин чоныма» с комментариями. Книга была обнаружена в 1940 году в Андоне. Сейчас хранится в Сеуле, в частном музее Кансон (간송미술관). На показанных страницах видны объяснения того, как звучат символы новой фонетической азбуки. Объяснения даны, разумеется, на древнекитайском языке.

Чтобы понять разницу между просто алфавитом и фонетической транскрипцией, возьмём для примера записанное русским кириллическим алфавитом слово “молоко”. В нём только одна гласная буква “о”, повторённая три раза, но гласные звуки во всех трёх местах разные. Только один из трёх звуков — последний, ударный — звучит как “о”, а первые два звучат как угодно, но совсем не как “о”. То есть обычный алфавит зачастую ничего не говорит нам о произношении. Не верите, спросите у англичан или французов с их beautiful и Renault. Король Седжон был человеком серьёзным, слов на ветер не бросал. Если он сказал, что хотел опубликовать свои 28 знаков ради правильного произношения, а не, например, правильного написания, значит так оно и было. 

Тайное Знание № 3

“Хунмин чоным” не был корейской фонетической транскрипцией. Он был фонетической транскрипцией вообще, примерно как нынешний Международный фонетический алфавит. Потому что ещё более важной задачей, чем передача на письме звуков корейской речи (хотя это тоже очень даже имелось в виду), было, с точки зрения Седжона, правильное чтение китайских иероглифов. Дело в том, что китайские иероглифы читались тогда в Корее как попало. Кроме того, в соседнем Китае произношение иероглифов во времена Седжона уже очень далеко ушло от древнего произношения, ведь китайский язык, как и все остальные языки мира, постоянно менялся. Седжон хотел навести порядок в чтении корейцами иероглифов, привести корейское чтение в соответствие с современным китайским чтением. Всё это было нисколько не удивительно, ведь, во-первых, именно ханмун, а не корейский, был официальным языком государства Чосон, а значит ханмуну надо было уделять особое внимание. И во-вторых, Седжон вообще любил наводить порядок во всём, решительно выстраивая таким образом свою, извините за выражение, “вертикаль власти”.

«Хунмин чоным»

Тайное Знание № 4, или Сказка о русских иероглифах 

Существует миф, что писать и читать c помощью алфавита якобы гораздо легче, чем с помощью иероглифов, и что переход на алфавит будто бы способствует распространению грамотности. 

На самом деле это не так.  

Вспомните, сколько лет русские изучают свой родной язык. Если хорошенько вспомнить, то лет получится довольно много, начиная с первого класса школы или даже с детсада. А теперь зайдите в ближайшие “одноклассники.ру” или какую-нибудь фейсбучную группу, где пишут и комментируют среднестатистические граждане. И что вы там увидите? Ну, вы поняли. У всякого грамотного человека при чтении записей в таких группах кровь из глаз хлещет струёй. Хотя казалось бы: вот 33 буквы русского алфавита. Выучил — и пиши себе, горя не знай. Но нет. Не получается почему-то. Как вы думаете, почему? 

С другой стороны, посмотрим на китайцев. Разве у них там что-нибудь не как у людей? Да нет, вроде всё в порядке: и древняя цивилизация, и литература есть, и пресса, и наука, и интернет, и экономика, и в космос они летают. Несмотря на иероглифы. Ну, разумеется, китайские “одноклассники.цн” так же опасны для глаз грамотного китайца, как “одноклассники.ру” для глаз грамотного русского, но тем не менее мы имеем безжалостный исторический факт: иероглифы никак не мешают китайцам овладевать чтением и письмом, а также летать в космос.   

Пойдём дальше. Сколько лет существует кириллица? Ну, точно никто не знает, но где-то с IX века, то есть более 1100 лет. Однако же при этом на протяжении многих веков в Русском государстве уровень народной грамотности был равен жирному нулю. Даже высшее сословие — князья и бояре — было наполовину неграмотным! Кстати, в средневековой Корее, например, вообразить себе такую ситуацию было абсолютно невозможно. Крестьяне корейские тоже, конечно, были неграмотными, но представители элиты замечательно умели читать и писать, при том что делать это им приходилось, как мы теперь знаем, не на родном корейском, а на мёртвом иностранном языке — древнекитайском — и с помощью заграничных иероглифов. 

Странно, да? Казалось бы, какие такие трудности с получением образования могли быть у русских бояр с князьями при наличии алфавита-то? Да те же самые трудности, что и у нынешних “одноклассников”, ибо чтение и письмо и вправду дело непростое, хоть буквы используй, хоть иероглифы, и для обучение грамотному письменному языку приходится потеть годами — и все мы потеем, только потом об этом почему-то забываем. А вы таки попытайтесь вспомнить школьные годы-то чудесные. Наверняка ведь многие из вас изгрызли не одну ручку или даже пролили сколько-нибудь горьких слёз над своими многострадальными тетрадками по русскому языку и литературе.   

[Это была лирика, а сейчас вам, наконец, откроется тайное знание, приготовьтесь.]

РУССКИЕ ИЕРОГЛИФЫ

Перед вами несколько вариантов написания всем известного слова. Звучат они все совершенно идентично. Но правильный вариант только один. Угадайте какой. 

сиридина
сиридино
сиредина
середино
середина
серидина
сиредино
серидино

Наверняка большинство из вас (хоть и не все, ой, не все) без сомнений и колебаний выбрали вариант “середина”, с двумя “е” и одной “а”, так? А с какой, собственно, стати вы его выбрали? Может, вы даже сможете свой выбор объяснить? 

Подозреваю, что почти никто не придумает лучшего объяснения, чем что-нибудь вроде “я знаю, как это слово пишется, я видел(а) его в книжках и интернете”. Кто-то может начать рассуждать про какие-нибудь “проверочные слова”, но сразу вам скажу: остановитесь, глупцы! (с) Когда и если вы правильно пишете слово “середина”, вы ни о чём таком не задумываетесь, никаких проверочных слов не используете. Просто вы действительно много раз видели это слово раньше, запомнили, как оно пишется, и теперь, не задумываясь, правильно его воспроизводите. Слово “середина” в вашем восприятии — это не набор отдельных букв, над выбором каждой из которых надо задумываться, а точно такая же цельная весёлая картинка, как китайский иероглиф.

А вот вам “середина” по-китайски:

И теперь скажите-ка мне, пожалуйста, в чём, собственно, разница между тем, как люди усваивают два эти слова — “середина” и 中? Да ни в чём, если не считать того, что 中 усвоить гораздо легче. В 中 всего четыре черточки, а в слове “середина” их сколько? Замучаешься считать — вот их там сколько. А потом вы ещё сетуете на то, что люди у нас безграмотно пишут. Ещё бы! С такими кучерявыми иероглифами-то, как у русских, поди-ка грамотно попиши!

И если я вас ещё не убедил, то найдите где-нибудь младшего школьника, уже освоившего алфавит, и попросите его написать под диктовку несложное русское слово “денуклеаризация”. Напомню, звучит оно примерно как “динуклиэризацыйэ”, и именно так вам следует его диктовать, то есть без подсказок. Результат, как вы, наверное, со мной согласитесь, известен заранее. Потому что владения алфавитом для грамотного письма и для понимания прочитанного совершенно недостаточно. Нужно ещё овладеть “русскими иероглифами”, то есть знать, как выглядит данное слово (или часть слова) и что оно значит. 

В русском слове “денуклеаризация” примерно три иероглифа: “де”, “нуклеар” и “изация”.  Первый и последний могут быть знакомы даже младшекласснику, если он не по годам развит, так как они встречаются во многих русских словах, поэтому он может даже и не ошибиться в их написании. Но вот иероглиф “нуклеар” ему наверняка будет незнаком (и не только ему, хе-хе). Такие вещи нам приходится осваивать с нуля, часто уже в зрелом возрасте, и никаких “проверочных слов” тут быть не может вообще. Но ничего! Большинство людей, которые сталкиваются с этим и ему подобными русскими “иероглифами”, достаточно быстро их осваивают. Ровно то же самое и с тем же успехом происходит и у китайцев с их китайскими иероглифами. Конечно, и русским, и китайцам каждый раз при освоении нового “иероглифа” или иероглифа приходится чуточку поднапрячься, ну так а кому сейчас легко? 

Кстати, в китайском слове “денуклеаризация” тоже три иероглифа: 无核化. И звучит оно примерно как “у-хы-хуа”. Можете сами посчитать количество чёрточек в русском и китайском словах, а также сравнить сложность произношения, и после этого вы уже никогда не сможете без легкой сочувственной улыбки смотреть на человека, который утверждает, будто писать и читать с помощью китайских иероглифов труднее, чем с помощью алфавита. 

Ох, я чуть не забыл, что мы тут, вообще-то, говорим о корейском языке! Ну, вот вам корейский: четыре варианта написания слова “омони” (“мать”):

엄어니
엄언이
어머니
어먼이

Часто говорят, что в корейском, мол, всё как слышится, так и пишется. Но, как видим, даже такое просто слово, как “омони” можно записать четырьмя разными способами. А какой из них правильный, придётся зазубрить. Если что, то вот правильный вариант: 어머니. Чёрточек в нём 10. Тем временем, по-китайски “мать” будет 母, и в этом иероглифе всего 5 чёрточек. 

В общем, опять получается та же история, что уже была описана выше с “русскими иероглифами”. И с теми же результатами в плане грамотности населения. Несмотря на всем известную лёгкость и логичность корейского алфавита, корейцы, подобно русским и китайцам, учатся писать много лет, но в итоге Корея, как и Россия с Китаем, оказывается полна “одноклассников.кр”, которые на письме три слова по-человечески связать не могут. 

Итоговый секрет № 4 для членов Тайного Общества Тех, Кто Знает, Как Всё Обстоит На Самом Деле: грамотность — это вообще не про тип письменности. Ни разу. 

Тайное Знание № 5 

Когда Седжон опубликовал свои “Наставления народу”, никакого ликования и ежегодного празднования не наблюдалось. Наоборот, представители конфуцианской элиты, то есть, кроме шуток, лучшие люди города и страны, приняли государев эдикт в штыки и начали писать коллективные письма протеста, пытаясь убедить Седжона в губительности его начинания. Намекали даже на то, что у Его Величества, возможно, не всё в порядке с головой. (Седжон действительно в то время болел, но у него была болезнь глаз, а не по психиатрической части.) Аргументы лучших людей страны не сильно отличались от тех, которые, помнится, приводились в России, когда кто-то хотел заменить букву “ю” на “у” в слове “парашют”, и сводились эти аргументы к тому, что в результате подобных безумных реформ Земля налетит на Небесную ось, и мы все умрём, корчась в адских муках. Что касается корейского государя, то он проявил строгость и кое-кого из паникёров даже снял с должности, но сопротивление образованной элиты оказалось настолько упорным, что на протяжении ещё несколько веков созданные Седжоном знаки использовались редко и до 1894 года классический китайский (ханмун) оставался официальным языком государства Чосон. 

Потом, правда, положение дел стало стремительно меняться, и теперь в Корее национальный алфавит практически полностью вытеснил китайские иероглифы, не говоря уже о древнекитайском языке ханмун, которым на всю страну владеют теперь лишь несколько десятков специалистов.  

Радостные малыши тренируются писать слова

Что же мы теперь отмечаем 9 октября и чему радуемся? 

Не знаю, чему радуются остальные, но мы, члены Тайного Общества, радуемся тому, что в XV веке просвещённый корейский государь Седжон в сотрудничестве с придворными учёными создал симпатичные символы, часть из которых теперь используется для записи корейского языка. Если бы Седжон не создал этих символов, корейцы сейчас бы, скорее всего, пользовались латиницей, а может, не приведи Господь, и кириллицей. Но благодаря Седжону корейцы вместо этих двух банальных алфавитов имеют возможность использовать своё собственное, уникальное, ни на что не похожее письмо, и это чрезвычайно круто. 

Обычные люди также радуются тому, что благодаря Седжону на корейском языке стало легко писать и что это способствовало распространению грамотности. То есть они радуются тому, чего не было: легко писать на корейском не стало и не станет никогда, даже и не надейтесь, грамотность с созданием алфавита не распространилась ни на миллиметр, а распространилась она только в XX веке и исключительно в связи с промышленной революцией и прочими такими потусторонними факторами. Но это ничего. Главное — чтобы люди радовались, а чему — не суть важно. Всегда лучше, если люди радуются, чем если они грустят.

«Каллиграфическое» изображение корейского слова «мяу» (야옹). Автор — Евгений Штефан. Намалёвано на практикуме по корейской культуре на курсах корейского языка при университете Тонгук.

Тайное Знание № 6

Дата 9 октября — откуда она взялась? Ответ: высосана из пальца. Ну, справедливости ради, палец, из которого дату высасывали, был правильный, нужный палец, так что истинная дата от 9 октября, по-видимому, отстоит не сильно. Есть даже шанс, что именно в этот день всё и произошло, хоть и мизерный. 

Впрочем, давайте по порядку. Как вы, наверное, знаете, в старой Корее использовали не только древнекитайский язык, но и чуточку модифицированный китайский лунно-солнечный календарь. То есть в Корее, естественно, не было никаких январей с февралями, а были первая, вторая и все последующие 10 лун, хотя временами лун в году могло быть и 13. И, конечно же, никто не вёл отсчёта лет от Рождества Христова, как, впрочем, и от какой-бы то ни было другой исторической даты. В летописях вместо этого указывался год правления царствующего на данный момент государя. Были еще и 60-летние циклы, но они нам сегодня не понадобятся.

Летопись “Седжон силлок” (세종실록), которая документировала деяния государя Седжона,  содержит запись о том, что в 12-ю луну 25-го года своего правления Его Величество самолично сотворил 28 букв “вульгарного письма” онмун (언문) и нарёк своё творение “Хунмин чонымом” (ученые спорят, нарёк ли он так само “вульгарное письмо” или документ, в котором это письмо описал, и склоняются ко второму варианту). 12-я луна 25-го года правления Седжона — это период с 21 декабря 1443 г. по 19 января 1444 г. В какой именно из этих 28 дней появился на свет “Хунмин чоным”, мы уже никогда не узнаем, но в какой-то таки появился. В связи с этим в Северной Корее День корейской письменности (заметим, что он там называется Чосонгыль наль, 조선글날, а не Хангыль наль, как на Юге) отмечают 15 января. Как видим, конкретный день празднования выбран произвольно в пределах означенного периода. 

Но это была зима и Северная Корея. А что же тогда отмечают осенью 9 октября в Корее Южной? Обратимся к той же летописи “Седжон силлок”. Спустя почти три года после процитированной выше записи, в летописи появляется сообщение, из которого можно понять, что текст “Хунмин чоныма” был (очевидно, после долгого обсуждения и переработки) полностью закончен и опубликован в 9-ю луну 28-го года правления Седжона. То есть опять у нас проклятая неопределённость: текст мог быть опубликован в любой из дней с 21 сентября по 19 октября 1446 г. по европейскому календарю. Отсюда у нас и берётся дата 9 октября, выбранная, как и в Северной Корее, из 28 возможных дат по соображениям настолько хлипким, что мне их просто лень описывать, извините. 

Получается, что в Южной Корее отмечают не дату создания алфавита, а (приблизительную) дату публикации “Наставления народу о правильном произношении”. 

Отмечать день корейской письменности впервые начали в 1926 году, то есть ещё при японцах. Это, конечно, был не официальный праздник, а мероприятие, проводимое Обществом корейского языка, которое в то время по-корейски называлось Чосоно ёнгухве (조선어연구회; с 1949 года — Хангыль хакхве, 한글 학회). В 1945 году, сразу после освобождения страны, 9 октября стало официальным праздником — Днём хангыля — и выходным днём. В 1991 году его нагло лишили статуса выходного из-за козней всяких злобных капиталистов-эксплуататоров, которым не по душе было обилие дней отдыха в стране. Впрочем, с 2013 года под давлением общественности День хангыля опять объявили нерабочим.  

В последние годы в Корее модно (и патриотично) стало использовать корейские буквы и слова в качестве элементов оформления и дизайна, в том числе при пошиве одежды.

Тайное Знание № 7

За всеми описанными здесь радостями и праздниками как-то скрылось едва ли не главное событие в рассматриваемой области, которое, вообще-то, тоже стоило бы как-то отметить, но не очень понятно, как именно его к нашему празднику привязать. Событие это — официальный переход Кореи с древнекитайского языка на разговорный корейский и, соответственно, на корейскую письменность. Переход был законодательно оформлен государем Коджоном в 1894 году, став частью так называемых Реформ года кабо. Коджон тогда резко поднял статус “вульгарного” онмуна, назвав его торжественно кунмуном (국문), то есть “государственным языком”, и это стало вторым, если не сказать настоящим, рождением письменного корейского языка.

Коджон в 1897 году

После государева указа “лучшим людям страны” вдруг как-то сразу не зазорно стало писать на родном языке, и они увлечённо бросились этим заниматься. Ну не все, конечно, и не сразу, но многие. С другой стороны, давайте вспомним, что Седжон в своё время особо-то и не рвался продвигать родной язык, а, наоборот, проявляя низкопоклонство перед Китаем (шутка с долей шутки), больше беспокоился о правильном чтении иероглифов, чем о корейском языке. Странно поэтому, что Седжону досталась вся слава, а Коджону — один только позор (позор был из-за того, что при Коджоне, уже в XX веке, Корею прибрали к рукам японцы). В общем, если бы выбор даты празднования предоставили мне, я бы долго сомневался и так бы, наверное, и не придумал, какую из двух дат выбрать — с Седжоном связанную, или с Коджоном. Поэтому очень хорошо, что мне никто никогда ничего такого не предлагал.     

Школьники изучают фрагмент из эдикта «Хунмин чоным», изображенный на стене в Музее хангыля в Сеуле

На этом сегодняшнее заседание Тайного Общества объявляется закрытым (засиделись мы что-то, ага). Тем, кто хочет подробнее узнать об истории корейского алфавита, рекомендую погуглить книжку Л. Р. Концевича “Мир хунмин чонъыма”. Это капитальный труд, осилив который, вы обретёте просветление несколько раз. В  интернетах есть PDF. Приятного чтения и ещё раз с праздником!

Анатомия праздника: День корейского письма: Один комментарий

Добавить комментарий для Митя Отменить ответ