Коронавирус в Корее: что у нас плохого

Когда в прошедшее воскресенье число вновь выявленных случаев коронавирусной инфекции в Южной Корее заметно сократилось, это дало нам повод надеяться, что текущая вспышка заболевания пойдёт на спад. Ещё одним поводом для осторожного оптимизма был тот факт, что в главном источнике заразы — столичной церкви “Саран чеиль” — у всех почти прихожан уже взяли анализы. Мы помним по истории со вспышкой в Тэгу, что, когда стали массово проверять людей из церкви “Синчхонджи”, начался резкий рост вновь выявленных больных — доходило аж до 900 с лишним человек в день, но потом, когда всех прихожан проверили и заражённых изолировали, новых случаев сразу стало намного меньше. 

В этот раз, похоже, так не получится, потому что между вспышками в Тэгу и в Сеуле есть разница: в столице одной единственной церковью дело вовсе не ограничивается. Мы, конечно, очень теперь не любим странных людей из “Саран чеиль”, но нельзя не признать: на их совести не более трети всех выявленных случаев инфекции. Остальные же две трети не имеют к этой церкви никакого отношения. А к чему и кому они имеют отношение, зачастую просто неизвестно. Коронавирус появляется теперь как бы из ниоткуда. И в этом самая главная проблема.

Никакой мистики тут, конечно, нет, а есть вот что: прямо сейчас, пока вы читаете эти строки, по стране разгуливают и заражают всех подряд разные носители инфекции, о существовании которых никто не догадывается. Не исключено, что один из них — это, например, вы. Или я. Но поскольку мы с вами в церковь “Саран чеиль” не ходили и ни с кем из прихожан не контактировали, а также  в кофейне “Старбакс” в Пхаджу ни разу не бывали, в демонстрациях в центре Сеула не участвовали, на тренажёрах в Сунчхоне не занимались, с одноклассниками в Канвондо не встречались и прочие известные очаги инфекции не посещали, санэпидслужбе про нас ничего не известно, и у нее нет никаких способов нас вычислить. И это печально. 

За сутки 25 августа в Корее нашли 320 новых носителей вируса, на 40 больше, чем за предыдущий день. Из них местных случаев заражения — 307, завезённых из-за границы — 13 (в т. ч. три из Узбекистана и два из Казахстана). Распределение местных случаев по городам и провинциям: Сеул — 110, Кёнгидо — 92, Инчхон — 27, Канвондо — 18, Чхунчхон-Намдо и Чолла-Намдо — по 12, Кванджу, Тэджон и Чхунчхон-Пукто — по 7, Кёнсан-Намдо — 5, Пусан — 4, Чеджудо, Тэгу и Ульсан — по 2. 

Медленно, но уверенно ползёт вверх число тяжёлых больных. 25 августа их добавилось 5 и стало 43. Соответственно, пополз вверх и показатель смертности: скончались два пациента. Стоит напомнить, что коронавирусная инфекция — это по-прежнему практически неизлечимое заболевание. Единственное существующее как бы лекарство, которое в Корее, кстати, с недавних пор активно применяется (ремдесивир), лишь немного снижает смертность. Поэтому рост числа тяжёлых пациентов неминуемо означает, что скоро у нас будут новые умершие. 

Ещё одна плохая новость: если во время вспышки в Тэгу в Корее было много молодых пациентов, которые легче переносят коронавирусную инфекцию и чрезвычайно редко от неё умирают, сейчас среди выявляемых вирусоносителей много стариков. В частности, в Сеуле за последние две недели люди 60 лет и старше составляют 40 процентов среди вновь выявленных заражённых. Стоит отметить, что смертность от коронавируса в возрастной категории от 80 лет в Корее составляет 21,97 %, тогда как среди пациентов в возрасте от 0 до 29 лет она равняется 0,00 %.

По прогнозам санэпидслужбы, если дела у нас будут идти такими же темпами, то на следующей неделе число тяжёлых больных может достичь 130 человек. “Нам необходимо остановить вспышку коронавируса сейчас, чтобы предотвратить коллапс системы здравоохранения и свести к минимуму смертельные исходы среди больных и стариков”, — сказала в связи с этим главная санитарная начальница Чон Ынгён. 

Только за последние 13 дней в стране найдено почти 3400 новых инфицированных, отчего уже сейчас остро стоит вопрос, где всех этих людей размещать. В провинции Кёнгидо, например, занято 96,6 % коек, отведённых для коронавирусных пациентов. В Сеуле на 26 августа занято 75 % таких коек, тогда как как 25 августа было 66 % (оцените скорость изменения за день). Минздрав теперь собирается просить разные больницы столичного региона оборудовать у себя дополнительные палаты для коронавирусных пациентов. При этом Минздраву придётся что-нибудь предложить этим больницам взамен, потому что ни одна из них не горит желанием заполучить себе дополнительный «геморрой».  

Между тем, 26 августа Национальное собрание Республики Корея приостановило свою работу. Пойти на этот шаг парламент был вынужден в связи с положительным анализом на коронавирус у одного из фотожурналистов, который на постоянной основе освещал деятельность правящей партии. Фотограф присутствовал на заседании высшего руководства Демократической партии, в котором участвовали и председатель партии Ли Хэчхан (이해찬), и глава её парламентской фракции Ким Тхэнён (김태년). В общей сложности с заражённым фотожурналистом контактировали более 50 человек. 

Кстати, 26 августа в стране началась трёхдневная забастовка врачей. Кроме того, уже несколько дней продолжается забастовка медиков-стажёров. Это привело к закрытию более 3,5 тысяч поликлиник (из примерно 35 тысяч). В столичном регионе правительство выпустило приказ врачам вернуться на рабочие места под угрозой уголовного наказания. Врачи заявили, что никуда возвращаться не собираются, а лучше все уволятся. Конфликт возник в связи с решением правительства увеличить набор студентов на медицинские факультеты. Это решение, в свою очередь, объясняется опасениями, что в будущем в случае такой эпидемии, как сейчас, стране может не хватить квалифицированных медиков. Врачам, разумеется, невыгодно увеличение числа конкурентов. Вот они и бастуют. Возможностей их примирения с правительством пока не видно. 

Ниже приводятся данные по некоторым старым и новым кластерам (данные тоже за сутки, но не на 0 часов, как было выше, а на полдень 26 августа).

Демонстрация на площади Кванхвамун дала за день 26 новых случаев инфекции, всего получается 219. Часть из этих случаев, возможно, в действительности относятся к кластеру “Саран чеиль” (см. ниже), но это пока не доказано. 

Кластер церкви “Саран чеиль” (사랑제일교회) насчитывает теперь 933 случая (+18 за прошедшие сутки). Из них 874 приходится на столичный регион (Сеул, Инчхон, Кёнгидо), а 59 — на остальные города и провинции. 

Церковь “Галилея” (갈릴리교회) в муниципальному округе Пупхён-гу города Инчхона — 46 (+5).

Церковь Господа (주님의교회) в Западном муниципальному округе Инчхона — 30 (+29). 

Аукционная фирма “Тарэ”  (다래경매) в Центральном муниципальном округе Сеула — 16 (+4).

Торговая фирма “Мухан груп” (무한九룹) в столичном  муниципальном округе Кванак-ку — 47 (+3). Сюда же, как выяснилось, входит вспышка коронавируса в спортзале в Сунчхоне, Чолла-Намдо. То есть там источником заражения стал человек, заразившийся в фирме “Мухан груп”.

Групповая турпоездка из города Кимхэ в уезд Хвасун и город Наджу. Четыре семьи. 9 случаев (+8).  

Общественная баня в муниципальном округе Чингу города Пусана — 7 (+6).

Среди не вошедших в этот список случаев: 5 заражений в многоквартирном доме в муниципальном округе Куро-гу и 19 на мясоперерабатывающем предприятии в округе Кымчхон-гу — всё это Сеул. Один из жителей того дома работал на том предприятии. Санэпидслужба не может разобраться, кто кого первым заразил, и только поэтому не включает пока эти случаи в список кластеров. 

Кстати, те, кто давно читает мой аккаунт в Фейсбуке, возможно помнят серию фотографий с одной из улиц в округе Ынпхён-гу, гда я, собственно, живу. Там была всякая бытовуха — магазинчики, церкви, кафе, а также несколько парикмахерских, которых в нашем районе какое-то безумное количество. Так вот, буквально в нескольких сотнях метров от той улочки, в точно такой же маленькой парикмахерской, возник новый кластер — 9 заражённых на данный момент.

Так и живём.

Добавить комментарий