Дневник эпидемии: 246 заражённых, службы в столичных церквях запрещены

За сутки 17 августа в Южной Корее было выявлено 246 заражённых коронавирусом. Это один из самых высоких показателей за время новой крупной вспышки инфекции, которая происходит прямо сейчас, в эти самые дни и часы в Сеуле и его окрестностях. Больше инфицированных за один день было обнаружено только 15 августа, когда анализы оказались положительными у 279 человек. Всего за пять последних дней найдена почти тысяча новых больных, а точнее 991 человек. Примерно половину из них составляют прихожане пресвитерианской церкви “Саран чеиль кёхве”, возглавляемой больным на голову пастором Чон Гванхуном. 

Кстати, пастор этот тоже заразился, в связи с чем был, наконец, изолирован от общества в столичной горбольнице (서울의료원), находящейся на северо-восточной окраине Сеула в районе станции Понхвасан. Пожелаем же ему нескорого выздоровления! Это чудо даже после постановки диагноза продолжало весело гулять без маски, откровенно наслаждаясь жизнью и тем всеобщим вниманием, которого оно так долго добивалось и, наконец, обрело. Не так радостно, как ему, должно быть сейчас остальным 456 пациентам, выявленным к полудню 18 августа среди прихожан церкви “Саран чеиль” и людей, с которыми они контактировали. Примерно 40 процентов из них составляют старики, по одному только возрасту своему входящие в группу повышенного риска умереть от КОВИД-19.

Руководство страны до сих пор весьма либерально подходило к христианским церквям, и несмотря на то, что в период эпидемий церковные службы представляют совершенно очевидную опасность для здоровья их участников, церкви продолжали работу лишь с небольшими ограничениями. Я сам склонен в этом видеть не столько некую демократическую заботу правительства о свободе вероисповедания, сколько непосредственное вредительское влияние христиан, занимающих ключевые позиции в корейской политике вообще и в нынешнем руководстве страны в частности. Ну что вы хотите, если самый главный по должности борец с коронавирусом в Корее премьер-министр Чон Сегюн ходит в пресвитерианскую церковь, то есть он единоверец с нашим ушибленным пастором Чон Гванхуном? Разумеется, он не будет очень уж усердствовать в том, чтобы ограничивать работу церквей! 

Церковь «Саран чеиль кёхве»

Надежда у корейского правительства, вероятно, была на то, что ушибленных товарищей среди церковных руководителей все-таки меньшинство (и это, конечно, так) и что большая часть церквей ответственно подойдёт к соблюдению санитарных норм (так оно и было). Например, местные СМИ не раз с чувством глубокого удовлетворения публиковали фотографии из крупнейшей в мире по числу прихожан Церкви полного Евангелия на острове Йоыйдо (여의도 순복음교회, остров находится на реке Ханган в Сеуле). На фотографиях наблюдалось полнейшее благолепие: люди во время службы стоят реденько, на положенном двухметровом расстоянии друг от друга и все, конечно, в масках. Результат? По сегодняшним сообщениям, в Церкви полного Евангелия нашли четырёх инфицированных среди певцов хора (на заглавном фото: в церкви идёт дезинфекция) . 

Возможно, именно случай из “образцово-показательной” церкви на Йоыйдо и стал последней каплей, но, как бы то ни было, 18 августа правительство объявило о запрете очных служб и прочей коллективной деятельности в церквях столичного региона до 30 августа, то есть фактически о полном закрытии всех церквей в Сеуле, Кёнгидо и Инчхоне для прихожан. Службы там в эти дни можно будет проводить только онлайн. Объявил об этом лично премьер-министр Чон Сегюн, что, надо полагать, далось ему нелегко, но пусть уж он, родненький, потерпит. Господь терпел.  

Кстати, об Инчхоне. Когда 15 августа было объявлено о переходе на второй (средний)  уровень коронавирусной угрозы в столичной зоне, это касалось только Сеула и провинции Кёнгидо, а Инчхон тогда пронесло, потому до него зараза распространиться ещё не успела. Но всё хорошее когда-нибудь кончается, и сегодня правительство подняло уровень угрозы до второго и в Инчхоне тоже, потому что там за день нашли сразу 18 новых носителей вируса. 

Давайте посмотрим региональное распределение новых случаев коронавирусной инфекции 17 августа. Из 246 случаев 11 было завезено из-за рубежа, значит остаётся 235. Из них на Сеул в его административных границах пришёлся 131 случай — заметно больше половины. Второе место заняла провинция Кёнгидо, где нашли 52 вирусоносителя. Далее шли: Инчхон — 18, Пусан — 7, Тэгу и Чолла-Пукто — 6, Чхунчхон-Намдо — 4, Кванджу и Кёнсан-Пукто — 3, Ульсан и Канвондо — 2, Чхунчхон-Пукто — 1. Многие случаи в провинции на самом деле связаны с упомянутой выше столичной церковью “Саран чеиль”, то есть это её прихожане, разъехавшиеся по стране. 

Если говорить о крупнейших коронавирусных кластерах, то, по состоянию на полдень 18 августа, лидировала, конечно, церковь “Саран чеиль” (457 случаев — за все дни с начала текущей вспышки).  Ей активно помогали: церковь “Ури чеиль кёхве” в Йонъине (147), инвестиционная фирма Gold Train в Каннаме (73), кафе “Старбакс” в Пхачжу (49), развлекательные заведения в Кванджу (17) и многие другие.

Обращает на себя внимание “Старбакс”. Такие кафе — вместе с обычными ресторанами — не входят в число заведения повышенного риска и на втором уровне коронавирусной угрозы работают беспрепятственно. Честно говоря, довольно удивительно, почему их работа обычно не приводит к вспышкам инфекции, ведь когда люди пьют кофе или едят, они, конечно же, не надевают маски. Кроме того, кафе типа “Старбакса” вечно заполнены народом — эпидемия на это мало повлияла, и народ при этом нередко активно общается. До сих пор, однако, всех как-то проносило, никто не заражался. И вот теперь случай в северном столичном пригороде Пхаджу показывает, что гарантии безопасности нет. Причём речь там не идёт о какой-то длинной цепочке заражений, как если бы кто-то заразился в кафе, а передавал инфекцию людям уже в других местах. Нет. Половина заражений произошла именно в “Старбаксе”. Объяснение этому сейчас, кажется, пытаются найти в особенностях системы кондиционирования воздуха в конкретном кафе в Пхаджу. 

Санэпидслужба, между тем, по-хорошему просит тех, кто задумал в эти дни сходить в кафе или ресторан, либо отказаться от такой неразумной затеи и купить еду или напитки навынос, либо, если очень вам неймётся, то хотя бы: 1) избегать часов пик; 2) быть в маске, пока не едите и не пьёте; 3) долго в заведении не засиживаться.   

Что ещё закроют в столичной зоне (включая теперь и Инчхон)  кроме церквей? Закроют заведения повышенного риска. К ним относятся, среди прочих, караоке, ночные клубы, “рум-салоны”, интернет-кафе, рестораны типа “шведский стол”, частные курсы с числом учащихся свыше 300. Исключение сделано для логистических центров, которые особо важны для экономики. 

Закрыты будут также государственные и муниципальные учреждения, функционирующие в помещениях, то есть музеи, галереи, библиотеки и т. п. Раньше говорилось, что они продолжат работу, просто туда будут запускать меньше людей, но это было раньше. 

Наконец, как всегда, пострадают солдаты. Минобороны запретило всем военнослужащим до конца августа покидать пределы своих гарнизонов. Ни в отпуск, ни по делам никто никуда поехать не сможет. 

В Минздраве уже намекают, что если в ближайшую неделю расползание заразы остановить не удастся, то в стране придётся вводить наивысший уровень коронавирусной угрозы, который хоть и не означает полную заморозку всего и вся, но и более или менее нормальной жизни, как сейчас, уже не будет. Школы, например, закроют, собрания с участием более 10 человек запретят, и т. д. 

Прогноз пока неутешительный. Из 4 тысяч прихожан “Саран чеиль кёхве” анализы взяты пока только у 2500. А восемьсот прихожан санэпидслужба вообще не может найти, они не выходят на связь. То есть где они, кого они сейчас заражают и в каких количествах — об этом никому не известно. Каждый шестой или седьмой из них, по-видимому, является носителем коронавируса — это  пропорция, которая была у тех прихожан, у которых удалось взять анализы.  

Такие дела.

Добавить комментарий