Вирус вновь парализовал культурную жизнь Сеула

В связи с осложнением ситуации с коронавирусом Министерство культуры, спорта и туризма Республики Корея приняло решение пока не открывать в столичной зоне музеи и другие учреждения культуры, принадлежащие государству.

В список не работающих учреждений входят Государственный центральный музей (국립중앙박물관), Государственный этнографический музей (국립민속박물관), Музей истории Республики Корея (대한민국역사박물관), Государственный музей хангыля (국립한글박물관, на заглавном фото), Государственный музей современного искусства (국립현대미술관) — все три его филиала (Квачхон, Сеул, Токсугун), Государственная центральная библиотека (국립중앙도서관) — главное здание и Библиотека для детей и юношества (어린이청소년도서관), а также Государственная библиотека для людей с ограниченными возможностями (국립장애인도서관).

Весной все эти учреждения ненадолго открывались, когда правительству неправильно показалось, будто эпидемия коронавируса в Корее окончательно пошла на спад. С конца мая, однако, их вновь пришлось закрыть, и когда они теперь откроются, неизвестно.

Помимо музеев и библиотек, прекратят свою деятельность также театральные и музыкальные коллективы. В частности, не будут работать Государственный центральный театр (국립중앙극장), Государственный центр традиционной музыки (국립국악원), Театр в Чондоне (정동극장), Театр искусств в Мёндоне (명동예술극장), Государственная театральная компания (국립극단), Государственная балетная труппа (국립발레단), Государственная оперная труппа (국립오페라단), Государственная труппа современного танца (국립현대무용단), Государственный хор (국립합창단) и Корейский симфонический оркестр (코리안심포니오케스트라).

Наконец, как сообщило Управление культурного наследия (문화재청), закрытыми для посещений останутся королевские дворцы Кёнбоккун, Чхандоккун, Токсугун и Чхангёнгун, святилище Чонмё и королевские гробницы.

С чем всё это связано? Во-первых, в столичной зоне один за другим возникают новые очаги заражения, и общее число ежедневно регистрируемых носителей вируса исчисляется довольно большими десятками. Так, за 12 июня в Корее выявили 49 инфицированных, за одиннадцатое — 56, за десятое — 45, за девятое — 50, и так далее. Подавляющее большинство этих новых случаев зафиксировано в Сеуле и его окрестностях.

Общественность особенно смущают колебания вокруг психологически важной отметки 50. Дело в том, что ещё в конце зимы и ранней весной, когда в Корее ежедневно выявлялись сотни новых случаев заражения коронавирусом, кто-то там наверху решил, что 50 новых случаев в день — это та самая черта, после которой можно будет ослабить ограничения и, в частности, подумать об открытии школ. Так и поступили. При этом «волшебное» число 50, появления которого долго и упорно ждали, а потом, наконец, дождались, въелось в мозг.

В апреле, когда кривая ежедневных случаев заражения поползла вниз, и они стали буквально единичными, многие ограничения на радостях поснимали. В частности, все школы сейчас открыты. Ну, кроме тех, которые закрыты — в связи с тем, например, что в данном конкретном районе разыгрался коронавирус. Как уже говорилось, на время открывались государственные учреждения культуры. И в итоге мы получили серию ярких вспышек КОВИЗ-19 в Сеуле и провинции Кёнгидо, которые теперь не собираются гаснуть, несмотря на все усилия санитарных властей.

Ежедневное число новых заражений в административных границах города Сеула в период с 1 апреля по 12 июня 2020 года. Голубым цветом обозначены «импортные» случаи, то есть случаи, когда люди заражались за границей. Как видим, после апрельского спада эпидемии наблюдается новый рост числа заражённых , причём передача вируса происходит в самом Сеуле.

Эпидемическая ситуация в столице сейчас на самом деле хуже,  чем она была зимой, потому что в то время подавляющее большинство заражённых находили в Тэгу и провинции Кёнсан-Пукто, а сейчас, наоборот, в Тэгу всё спокойно и почти все новые случаи — это Сеул, Инчхон и Кёнгидо.

Началось всё с гей-клубов Итхэвона в первой половине мая, но, как выяснилось, это были только первые ласточки, и с тех пор геев перещеголяли христиане, к ним присоединились игроки в настольный теннис и работники службы доставки, а самая последняя «мода» в деле эффективного распространения заразы — это продажа биодобавок. В Корее есть такая компания Richway, которая работает в лучших традициях сетевого маркетинга и прочего гербалайфа. Мало того, что работники Richway буквально ходят по домам и разносят заразу, то есть, простите, свою продукцию, так у них — в качестве, видимо, контрольного выстрела — бывают ещё и всякие массовые собрания с семинарами, чтобы уже наверняка ни один человек не ушел из этого бизнеса не заражённым. И всё это на самом деле не смешно, потому что большинство сотрудников Richway — пожилые люди, то есть самая уязвимая к коронавирусу категория граждан. В кластере Richway по состоянию на 13 июня уже 153 случая заражения коронавирусом.  

Так и живём.

Конечно, кто-то может сказать, что 50 случаев в день — это практически ничто по сравнению с ужасами, происходящими в некоторых других странах. И действительно, катастрофы в Южной Корее никакой нет, и корейская система здравоохранения успешно справляется с нынешним количеством инфицированных. И всё было бы совсем хорошо, если бы только у нас была гарантия, что впредь ежедневные показатели числа заражённых не будут расти. Проблема в том, что в густонаселенной столичной зоне — и при отсутствии лекарств и вакцин — никто никаких гарантий дать не может. Поэтому-то власти и общественность в Корее по-прежнему на взводе.

Добавить комментарий